Глава 132. Пересечение.

Опция "Закладки" ()

– Вы находитесь на этапе настройки сна. Вы действительно хотите создать сон?

Как и всякий раз, когда он получал новый уровень, где-то в его сознании прозвучал женский голос. Этот голос был мягким и теплым, но после нескольких экспериментов Ингун пришел к выводу, что он начисто лишен личности.

Он был похож на голос рядового Нпс из игры, повторявшего предопределенные слова.

«Ну, это понятно».

Если бы голос обладал индивидуальностью, это было бы похоже на подглядывание за ним во сне. А вряд ли кому-то нравилось, когда за ним подглядывают, пусть даже во сне.

«Это вызвало бы смущение».

Конечно, голос присутствовал только во сне, а потому он не мог пойти и рассказать другим об особенностях его сна. Тем не менее, это всё равно бы его смущало.

«Да, это было бы лишнее».

Он не хотел показывать свой сон другим. Это как раскрытие своих потаенных желаний другим людям.

Ингун успокоился, глубоко вздохнул и посмотрел прямо перед собой. Как и во всех классических фильмах, которые он видел в прошлом, мир вокруг него был белым.

Это было широкое пространство без стен, неба и земли.

Это было пустое полотно, ещё не тронутое художником.

«Хорошо, значит, фон».

На самом деле Ингун уже не впервые использовал Подушку Осознанных Сновидений.

Впервые он это сделал, когда шёл со второй базы вслед за королем варваров. Еще одна особенность волшебной подушки заключалась в том, что сон был крепким и здоровым, а потому она как нельзя кстати подходила для отдыха после утомительных марш-бросков.

«Я пробовал только несколько настроек».

Подушка Осознанных Сновидений была сопоставима с игрой со слотом для сохранения. Итак, он создал новую игру, оставив первую попытку приостановленной, и открыл второй слот.

– Представьте в своём уме, какой фон Вы хотите увидеть.

– Вы в любое время можете активировать или деактивировать голосовой ввод.

Женский голос поочередно произнес две инструктирующие фразы. Ингун закрыл глаза и сконцентрировался. Из-за природы сновидений – первое, что пришло в голову, была комната Ингуна.

Причем это была не его спальня в особняке во Дворце Короля Демонов.

То, что он представлял, было его настоящей комнатой.

Место, в котором находился Джу Ингун, прежде чем пришел в этот мир и стал Шутрой.

В комнате Ингуна была кровать, гардероб и книжный шкаф. Здесь даже не нужно было применять воображение и фантазию. Он ясно видел их перед собой, словно смотрел на фотографию.

Однако Ингун не стал открывать глаза. Он сжал зубы и напрягся. Ему казалось, что если откроет глаза, чтобы увидеть свою комнату, то в его сознании что-то рухнет. Чтобы выжить, он должен был забыть эти вещи. Похоронить мысли о прошлом и жить в настоящем.

Ингун глубоко вздохнул. Он выкинул всё из своей головы и подумал о новом фоне, используя свое воображение, чтобы создать тот сон, который был ему необходим.

Это был сад, находящийся во Дворце Короля Демонов, но с небольшими изменениями. Он был гораздо шире оригинала, и в нём располагался его собственный особняк. Кроме того, рядом был дом, в котором останавливались Фелиция и Сильван, а также особняк Криса и Кейтлин. В углу стояла кузница, где работал Амита.

«Так, а на заднем плане сам Амита».

Ингун улыбнулся и взглянул на небо. Небо… Это было высокое, голубое небо, которое так любил Ингун.

Волшебная подушка также предоставляла контроль погоды. Он сделал её солнечной и теплой, однако, с прохладным свежим ветерком.

«Я чувствовал это и в прошлый раз, но теперь понимаю, почему здесь предусмотрены новые слоты».

Возможности настроек были не ограничены. Ему интересно было поэкспериментировать с тем, на что была способна эта подушка.

Создание сна предполагало выбор не только фона.

– Одним из элементов настройки является возможность размещения людей.

– Персонажи – это просто элементы сна. Они не настоящие люди. Поэтому их личности и способности создаются самим владельцем. Пожалуйста, обратите на это внимание.

Ингун кивнул, слушая голос. Невозможно было воссоздать все черты и характеры людей, включенных в сон. Думая об этом, Ингун сомневался, что вообще есть смысл дополнять свой сон кем-то из знакомых.

«Но, всё равно…».

Он должен был попробовать хотя бы один раз. Ингун закрыл глаза и представил:

Человек, который всегда был с ним с тех пор, как он только попал в этот мир… Голос, который показывался в минуты опасности.

Ингун открыл глаза. Перед ним стояла женщина с белыми волосами. На ней были белые одежды, напоминающие рясу священнослужителей, а на голове покоилась золотая корона. Один глаз был красным, второй – голубым. Взгляд же её был дружелюбным, но каким-то одиноким.

Поскольку это всё ещё был этап настройки, пока что она не могла говорить. Ингун снова закрыл глаза и представил кое-кого другого.

На этот раз он думал о Бдящей Айнкель. Открыв глаза, Ингун был поражен.

Сверху вниз на Ингуна смотрело огромнейшее существо. Айнкель представляла собой огромного зеленого дракона. Именно этот образ он видел, когда завоевал её сердце на Полях Энгера.

Ингун быстро изменил настройку и Айнкель, бывшая высотой с гору, уменьшилась до размеров Зеленого Ветра.

«Ох».

Из-под её длинных зеленых волос росли оленьи рога, а листья и стебельки переплетались, формируя естественную одежду хранителя природы. Это было священное, элегантное и благородное существо, а его зеленые глаза были полны таинственности.

Такой была Зеленый Ветер, которую он впервые увидел на Полях Энгера.

В следующее мгновение рядом с Айнкель появилась еще одна Зеленый Ветер – милая и обаятельная девушка.

Их лица были одинаковыми, но источаемое ими ощущение было совершенно иным. В отличие от Айнкель, стоящей спокойно, Зеленый Ветер, похоже, хотела к нему броситься. Ингун не удержался от мысли о том, что она, как щенок, который хочет следовать приказам своего хозяина.

В тот же момент у Зеленого Ветра вырос хвост, а перед ней появилась собачья закуска.

Ингун попытался сдержать смешок. Всё это было мило, но Ингуну отчего-то стало её жаль. До его вмешательства Зеленый Ветер была самым настоящим высшим существом.

«В любом случае, это весело».

Далее Ингун представил себе Фелицию. На ней был черный костюм и очки, а потому, как и ожидалось, выглядела она великолепно. Хоть Фелиция и была студенческого возраста, Ингун представлял её больше как учительницу или девушку-карьеристку.

Следом появился Каррак, тоже в черном костюме и очках. Так как у него было отличное телосложение, деловой стиль, как бы это ни было странно, орку был к лицу.

Затем Ингун вызвал Найатру и рефлекторно посмотрел по сторонам. Хотя он чувствовал, что взгляды Завоевания и Айнкель стали несколько осуждающими, он нарядил суккуба в медсестру. Подобный наряд ей был в самый раз.

Начав играть с ними, как с куклами, трудно было остановиться. Но вскоре Ингун удалил всех персонажей, за исключением женщины в белом и Айнкель.

Прежде всего, сегодняшней задачей Подушки Осознанных Сновидений была подготовка к схватке с Вандалом. Ингун мысленно представил себе короля варваров и Вандала, которые незамедлительно появились бок о бок перед ним.

 

«Так, теперь следует ограничить свои способности».

Если он останется способным менять всё одной только силой мысли, это не будет должным обучением. Таким образом, Ингун добавил дополнительные настройки, чтобы его способности соответствовали текущим характеристикам.

«А что если использовать подушку для предварительной оценки моих будущих характеристик?»

Это был своеобразный симулятор, а потому им вполне можно было воспользоваться для того, чтобы узнать, как распределять оставшиеся очки наиболее эффективным способом.

«Чем дольше я смотрю на это, тем больше эта система кажется мошенничеством».

В реальной ситуации она ничем бы ему не помогла, но ценность предмета была не в том, чтобы использовать её в бою или в каком-либо критическом положении. Но, как и сказала Фелиция, это был потрясающий предмет.

Теперь, когда он знал его истинную ценность, Ингун вновь мысленно поблагодарил Кейтлин. Её и Фелицию – этих двух людей он действительно хотел защитить.

«Хорошо, пора начинать».

– Вы еще не создали ситуацию и её историю возникновения.

– Вы уверены, что хотите начать сон?

– Как только сон начнется, Вы не сможете проснуться в течение восьми часов, если не произойдет нечто особенное.

– К разряду особенных событий относится сильное воздействие со стороны, убедительная просьба самого владельца или повреждение Подушки Осознанных Сновидений в реальной жизни.

Ингун кивнул. Он заранее предупредил Зеленый Ветер, чтобы та разбудила его, если случится что-то из ряда вон выходящее.

Ингун собирался просто подраться с королем варваров и Вандалом, а потому не было необходимости в каких-либо сценариях или дополнительных настройках.

– Подтверждение получено. Приятных сновидений.

Как только приятный голос закончил говорить, мир изменился.

Всё в его сне ожило.

Ингун тут же повернулся к Завоеванию. Как и ожидалось, она молчала. Женщина лишь смотрела на Ингуна своими одинокими, но ласковыми глазами.

Почему она сказала, что Ингун – её единственная надежда?

Голод и Смерть испытывали к ней сильную антипатию. Война вела себя неоднозначно, и при этом слегка отличалась от Голода и Смерти. Казалось, что Войне чем-то даже нравится Завоевание.

Ингун хотел бы побольше услышать от Завоевания, но это оказалось невозможным.

Затем Ингун повернулся к Айнкель, которая тихо рассмеялась. Айнкель создала вокруг себя порыв ветра и, сформировав невидимое кресло, весело произнесла:

– Подушка Осознанных Сновидений – интересный предмет. Я знаю, кто создал его, но тебе об этом сказать не могу. У тебя всё ещё недостаточно знаний.

Ингун не задавал никаких вопросов и не выставлял дополнительных настроек, и, тем не менее, Айнкель стала действовать именно атак. Более того, слова, которые она произнесла, несли в себе информацию, о которой он не знал.

Она знала, кто это сделал, но не могла сказать ему. Это было знание, неизвестное Ингуну.

– Айн…кель?

– Я не Айнкель. Я ее оставшаяся часть. Полагаю, последняя. Я всего лишь фрагмент её памяти и личности, которая осталась в сердце дракона. Я ближе к твоей милой Зеленый Ветер, чем к Айнкель.

Ингун понял. Это существо было не просто образом Завоевания, которое жило где-то в его душе. Это была самая настоящая часть Бдящей Айнкель.

Ингун снова повернулся к Завоеванию, но та по прежнему молча стояла на своем месте.

– Подушка Осознанных Сновидений универсальна, но даже её функции ограничены. Этот мир создан тобой и предназначен только для тебя. Я погружена глубоко в твое сознание и с помощью этого волшебного предмета могу с тобой говорить, но не более того. Я ограничена помощью и предоставлением тебе информации, связанной со знаниями, которые ты уже имеешь, – сказала Айнкель.

Ингун понял, о чем идет речь, и задал очень простой вопрос:

– Айнкель, эти Завоевание, Война, Голод и Смерть… Они связаны с твоей смертью?

– Полагаю, что так.

Он ждал подобного ответа. Ингун и сам предполагал, что все эти события как-то связаны, но не мог быть уверен до конца, поскольку не знал никаких подробностей.

Вместо того чтобы расстроиться, Ингун сменил тему.

– Айнкель, я хочу отправиться к могиле драконов, чтобы изучить их магию. Можешь мне сказать, где она находится?

– Ты знаешь это место. Тем не менее, твои воспоминания слишком размыты, а потому я не могу указать тебе конкретное место. Но зато я дам тебе хороший совет. Подумай, как использовать меня в своих интересах. Если сможешь это сделать, я наверняка тебе помогу.

Очевидно, что он уже видел это в игре, но не смог запомнить. Хотя Зефи и был драконом-гуманоидом, ему не нужно было посещать могилу драконов, поскольку он не мог обучиться магии драконов.

Могила драконов была своеобразным учебным полигоном для драконов. В Саге о Рыцарях это было место, где один могучий дракон воспитывал своих детей.

Айнкель сказала, что он уже знает, где оно находится, и в его голове тут же появилась карта, показывающая приблизительное местоположение могилы драконов.

Нечто подобное он также видел и в книгах.

Айнкель улыбнулась и произнесла:

– На сегодня я тебя оставлю. Это была короткая встреча, но я слишком долго спала. В следующий раз мы сможем поговорить дольше.

Ингун почувствовал некоторое сожаление, но не стал этого показывать.

– Я вернусь. Береги Зеленый Ветер, Рыцарь Завоевания.

С этими словами Айнкель закрыла глаза. Она не исчезла в порывах ветра, как Зеленый Ветер, но Ингун мог с уверенностью сказать, что перед ним теперь будет лишь пустая оболочка.

Ингун убрал из своего сна Айнкель. Он подумывал сделать то же самое и с Завоеванием, но не стал. Возможно, та просто не знала, что может разговаривать с Ингуном через Подушку Осознанных Сновидений.

«Хорошо, тогда вернемся к главному».

Ингун повернулся к королю варваров и Вандалу. Они словно внезапно обрели жизнь и уставились на Шутру.

Мир Подушки Осознанных Сновидений был сном. Таким образом, невозможно было получить опыт или повысить свои навыки во время сна. Несмотря на это, он мог хотя бы попробовать глубже понять свои способности и найти новые способы их использования.

Ингун выдохнул и когда поднял голову, на нем уже были экипированы Поножи из Чешуи Дракона, Сотрясатель Земли, Белый Орел и Ночной Дозор.

– Что ж, начнем.

Король варваров поднял Крушитель Черепов и пошел на него.

Восемь часов спустя…

К тому времени, как Каррак разбудил Ингуна, тот испытал уже 32 смерти.

Оставить комментарий