Глава 140. Завоевание.

Опция "Закладки" ()

Ингун летел, словно ветер. Он стал штормом, пересекающим пространство.

В его сердце дракона одновременно циркулировали и Аура, и магическая сила. Четыре ядра, созданные путем добавления магической силы к Ауре, вытекающей из Лунного Ядра, первоначального сердца Ауры и сердца дракона, представляли собой ужасающую силу.

Рыцарь Голода замешкался и не успел отреагировать на появление Ингуна. К тому времени, как Джерард собрался с мыслями, Шутра уже был рядом с ним.

Левая сторона тела Джерарда была изрядно потрепанной, а потому его реакция была медленнее обычной. Воспользовавшись памятью сильнейшего из оборотней, он рефлекторно вскинул руки, защищаясь от ударов, но атаки Ингуна от этого стали лишь еще быстрее.

Сила, сокрытая внутри Шутры, вырвалась наружу. Белая Аура вспыхнула, и Рыцаря Голода оттолкнуло назад. Но это был еще не конец. Рыцарь Голода увидел летящий в него поток белой Ауры. Это была техника Молнии Божественной Власти Сур.

Бум-бум-бум-бумм!

Она работала как самый настоящий удар молнии. Нет, это было нечто сильнее. Божественная сила Последнего Пламени врезалась в левый бок Рыцаря Голода. Джерард не смог выдержать подобной атаки и закричал. Он ощутил настолько жуткое чувство, словно его левую половину разорвали на части!

– Вуу-ааа!

Рыцарь Голода завыл, будто зверь. Он отпрянул от Ингуна и попытался распространить во все стороны свой Голод. Но применение подобной силы, имеющей божественные корни, принесло ему лишь ещё больше боли.

Шутра небрежно подошел к Рыцарю Голода. В тот момент, когда он ударил Джерарда молнией, он кое-что понял.

Он понял, что за подвиг совершил Сильван и почему он находился при смерти. Левую половину тела Рыцаря Голода заполняла сила Голода. Другими словами, Джерард обладал уже не своим исходным телом.

Подобные повреждения могли быть объяснены только одним. Сильван использовал фею.

Последним боссом на День Резни всегда был Сильван. Именно у него была фея. В Саге о Рыцарях этот темный эльф был сильнейшим среди остальных детей Короля Демонов, обладая невероятной магической силой.

Таким образом, Сильван спас Фелицию. Он сдерживал Рыцаря Голода до тех пор, пока не прибыл Ингун. И сейчас эльф сам находился при смерти.

В Ингуне вспыхнул гнев. Он вспомнил, как Рыцарь Голода смеялся над Фелицией, и как счастлив был Сильван получить меч Амиты. Даже не видя всего своими собственными глазами, Ингун знал – Сильван без малейшего колебания раскрыл фею, чтобы защитить свою сестру, хоть и понимал, что это приведет к его смерти.

Ингун яростно ринулся вперед, и его бело-зеленая Аура вспыхнула еще ярче.

Рыцарь Голода не мог толком пошевелиться, и это было далеко не из-за замешательства. Джерард получил поистине необратимые травмы.

Рыцарь Голода взглянул на своего противника и на мгновенье был потрясен. Он понял, что боится существа, стоящего перед ним, – Рыцаря Завоевания.

Рыцарь Голода отрицал происходящее. Он не мог и не хотел это признавать.

Память Джерарда помогла ему выпрямиться, и Рыцарь Голода бросился к Шутре.

Две мощные атаки столкнулись. В одно мгновение пещера осветилась более чем дюжиной вспышек. Белая и черная Ауры столкнулись, заставив содрогнуться все руины.

Рыцаря Голода вновь кое-что смутило. Этот человек, Рыцарь Завоевания, обладал куда меньшими способностями к боевым искусствам, чем Сильван. Однако справиться с ним было труднее. И это было не только из-за разницы в импульсе атаки.

Но память Джерарда подсказала ему, что причина довольно проста.

Ингун знал гораздо больше о Божественной Власти Зверя, чем Сильван. Он привык противостоять людям, обученным этой технике.

Божественная Власть Зверя была основой Божественной Власти Сур Шутры. А опыт в противостоянии первой он накопил за время многочисленных спаррингов с Кейтлин.

Всё было бы иначе, если бы Рыцарь Голода находился в своем обычном состоянии, до раскрытия феи. Тем не менее, Рыцарь Голода имел страшные раны как справа, так и слева. Несмотря на то, что Джерард когда-то был сильнейшим оборотнем, сейчас он не мог проявить все свои наилучшие способности.

Да-да-дамм!

Раздалась очередная волна взрывов, и Рыцарь Голода застонал в знак протеста, увидев, что это была не обычная Божественная Власть Зверя. Взрыв, произведенный Ингуном, превзошел взрыв Божественной Власти Зверя. Джерард вспомнил, что сила Божественной Власти Сур превосходит Божественную Власть Зверя, но вот Рыцарь Голода не сразу понял этот факт.

Рыцарь Голода не был Джерардом. У него просто были воспоминания, оставшиеся от оборотня. Это привело к определенному разрыву в понимании боя и, соответственно, к появлению слабых мест.

Рыцарь Голода продолжал взмахивать руками и ногами. Но по мере того, как Шутра наносил всё больше и больше ударов, разрыв лишь усиливался.

Сила Голода не могла поглотить внутреннюю Ауру Ингуна, поскольку сила Завоевания, вздымающаяся от королевского флага, сдерживала силу Голода. Более того, этим её действие не ограничивалось – она также воздействовала на левый и правый бока Джерарда, заполненные Силой Голода.

Затем Рыцарь Голода использовал Аранг. Ингун моментально активировал этот же навык и заблокировал удар своего врага. Что касается уровня владения техникой, то Джерард, естественно, был в ней гораздо более умелым, но Шутра заполнил этот пробел огромным количеством Ауры.

В этот же момент Рыцарь Голода крутанулся и ударил Ингуна в грудь. Это была атака ближнего боя Божественной Власти Зверя.

Тело Ингуна дрогнуло, будто его пронзило нечто наподобие сверла. Однако ущерба, которого ожидал Рыцарь Голода, не произошло. Ингун выдержал мощь этого удара, а истинный результат был таким, какой Джерард даже представить себе не мог.

[Вы изучили навык – Жадный Волк: ур. 1.]

Ингун нанес ответный удар Рыцарю Голода Жадным Волком. В черном дыму, заполнявшем левый бок Джерарда, образовалась дыра. Рыцарь Голода пошатнулся, но и Ингун стиснул зубы.

Шутра был тем, кто сумел перенести чудовищную атаку Вандала. А потому он проглотил боль, вызванную Жадным Волком, и снова выкинул вперед свой кулак. Ингун метил в образовавшуюся дыру, и там тотчас же взорвалась сила Завоевания.

Буммм!

Левую половину Рыцаря Голода попросту разорвало, рассеивая во все стороны потоки черного дыма.

Затем Ингун нанес Рыцарю Голода удар ногой. Места на этом этаже было достаточно много, но тело Рыцаря Голода долетело до противоположной стены и врезалось в неё, вызвав оглушительный грохот.

 

После этого Ингун сковал его на месте при помощи Телекинеза. К прикованному к стене Рыцарю Голода метнулись ждавшие этого момента Белый и Черный Орлы!

Дах-дах-дах!

Они были похожи на метеоры. Испуская зеленоватое свечение, щиты начали превращать тело Джерарда в рваную тряпку. Его кости были раздроблены, а конечности отрублены.

– Агь-йаааак! – закричал от боли Рыцарь Голода.

В этот самый момент сила Голода взорвалась. Рыцарь Голода более не мог управлять телом Джерарда, и его сила была вытеснена из него.

Будто бушующее пламя над телом неподвижного оборотня вздыбилась тьма, и спустя мгновенье поглотила Ингуна.

– Шутра! – закричала Фелиция.

– Поглоти его! Уничтожь его! – одновременно с этим закричал и Голод. Он испытывал глубокую ненависть к Ингуну.

Это было ужасное чувство. Он испытывал непреодолимое отторжение.

Но сила Голода накинулась на Ингуна, и тут же в дело вступила сила Завоевания, пытавшаяся защитить его.

Голод проявлял ни с чем несравнимую враждебность.

Голод больше не мог терпеть и выплеснул всю свою злость в сторону Завоевания, женщины в белых одеждах и с золотой короной на голове.

Голод чуть ли не кричал: «Зачем? Почему она препятствовала им? Почему она сражается против себя самой?».

Голод не знал. Он не мог этого понять.

Почему она предала их и перешла на другую сторону?

Завоевание, Война, Смерть и Голод… Четыре всадника, несущих разрушение. Четыре существа, стремящихся привести этот мир к концу.

Однако сейчас всё было совсем не так. Завоевание предала остальных. Как правительница, она должна быть возглавить всадников, но пошла против них. А потому остальные трое были так враждебно настроены против неё.

Но в чем причина? Битва тысячелетней давности изменила её сознание?

Голод использовал свои эмоции в качестве топлива, и его напор стал сильнее. Казалось, Голод вот-вот уничтожит Шутру. Однако Завоевание не отступила. В этой сплошной тьме светлая аура засветила ещё ярче.

Ингун, наконец, понял.

Женщина с глазами красного и голубого цвета…

Завоевание.

Она больше не хотела этого. Она не хотела конца цивилизации, истребления всей жизни. Несмотря на то, что она была рождена для разрушения, она жаждала сохранить мир. Это была её мечта. Именно поэтому, в отличие от других всадников, она выбрала рыцаря, который не хотел разрушения. Она не собиралась подчинять себе Ингуна, но хотела, чтобы он сам завоевал её.

[Уровень Завоевания увеличился]

[Уровень Рыцаря Завоевания увеличился]

[Уровень Рыцаря Завоевания увеличился]

[Уровень Королевских Рыцарей увеличился]

В ушах Ингуна раздался голос, и женщина в белом, следившая за ним где-то из глубин его души, печально улыбнулась.

Шутра сжал кулак. Экипировка старейших драконов, исконных врагов всадников, придала ему сил. А затем сила Завоевания, исходящая от яростно рычавшего Сотрясателя Земли, уничтожила тьму Голода.

Сила Голода рассеялась…

И его место заняла сила Завоевания.

Ингун – человек, рожденный истинным Рыцарем Завоевания, был с ног до головы окутан белым свечением. Он шагнул вперед, глядя на силу Голода, которая всё ещё оставалась на преисполненном ненависти лице Джерарда.

Рыцарь Голода из последних сил разразился проклятиями в сторону Шутры. Но Ингун, не обратив никакого внимания на всепожирающую ненависть своего противника, нанес ему последний удар.

Тело Джерарда было полностью уничтожено. Голод потерял свой контейнер и был отослан из этого мира, а зловещее чувство, заполнявшее руины, было попросту смыто.

[Вы получили новый уровень]

[Вы получили новый уровень]

[Вы получили новый уровень]

Ингун трижды услышал приятный женский голос, но это его ничуть не успокоило. Он обернулся и посмотрел на Фелицию и Сильвана. По лицу эльфийки всё ещё текли слезы.

– Спаси его. Спаси его, Шутра, – умоляла Фелиция, держа своего брата под голову.

Однако её просьба была не больше, чем актом отчаяния. Даже Фелиция, волшебница, не могла придумать, как спасти Сильвана, и была вынуждена смотреть, как умирает её брат.

Ингун подошел к Фелиции и увидел, что Сильван улыбается. На его лице была по-настоящему удовлетворенная улыбка.

Фелиция была спасена. Она выжила. А Сильван получил возможность упокоиться с миром.

Глядя, что его сестра цела и в безопасности, Сильван закрыл глаза, отпуская свои последние жизненные силы.

Тем не менее, Ингун не собирался терпеть подобного исхода.

Он протянул руку к фее, находящейся внутри Сильвана, и использовал силу Завоевания.

Оставить комментарий