Глава 141. Завоевание.

Опция "Закладки" ()

В Саге о Рыцарях Сильван и его фея не были на стороне Ингуна.

Однако битва с Сильваном в День Резни была настолько впечатляющей, что Ингун даже припомнил кое-какие подробности. Но, так или иначе, когда магическая сила Сильвана исчерпалась, он погиб.

Чтобы предотвратить это, Ингун должен был остановить фею от высасывания бесконечного количества магической силы.

Сила Завоевания вырвалась из ладони Ингуна и завращалась вокруг феи. Как и ожидалось, в результате Шутра лишь нахмурился.

Фея не была похожа на отдельно взятый предмет. Она являлась частью Сильвана и была связана с его душой, а потому невозможно было победить её отдельно от самого эльфа.

Если так, оставался лишь один путь.

– Шутра? – сквозь слезы воззвала к нему Фелиция. Прочитав выражение лица Ингуна, она издала горький вздох и проговорила:

– Есть… Какой-то способ? Что-то не так?

Она путала слова и запиналась. В подобной ситуации ни один человек не смог бы внятно изъясняться. Однако ее мысли всё ещё были ясны. Она не упустила тот факт, что у Ингуна, очевидно, был способ спасти Сильвана. Фелиция крепко сжала руку Ингуна и пробормотала:

– Пожалуйста. Пожалуйста, я всё сделаю. Я буду делать всё, что могу, до тех пор, пока будет жить Сильван. Пожалуйста. Пожалуйста, Шутра.

Фелиция плакала и умоляла, то и дело, склоняя голову.

Ингун закрыл глаза. Теперь у него попросту не было выбора. Он должен был это сделать. Он не мог допустить, что бы в сердце Фелиции осталась неизлечимая рана.

Однако это было не единственной причиной. Он и сам не хотел терять Сильвана. Ингун хотел спасти этого глупого человека.

Успокоившись, Ингун открыл глаза. Мягко отведя в сторону руку Фелиции, он обратился к Сильвану:

– Сильван-хен, ты слышишь меня? Есть только один способ тебя спасти. Ты должен принять мое руководство – стать моим рыцарем. Это магический ритуал, поэтому не стоит его отвергать. Благодаря ему, я смогу тебя спасти.

Он должен был сделать Сильвана членом королевских рыцарей. На эльфе будет отпечатан Герб Завоевания, а сам он окажется под властью Шутры. И тогда сможет влиять на фею, не побеждая её.

После того, как Ингун принял Вандала, количество королевских рыцарей достигло максимального. Тем не менее, в битве против Рыцаря Голода уровень Завоевания поднялся, и то же самое произошло с навыком Королевских Рыцарей. Доступное количество рыцарей увеличилось с пяти до семи человек, а потому он вполне мог принять и Сильвана.

Проблема заключалась в другом. Как ему объяснить Фелиции и Сильвану, что таким образом он сможет контролировать фею? Опять волшебство гандхарвы или уникальная семейная магия?

Возможно, с другими бы это сработало, но не с Фелицией. Всему был предел.

Однако он не мог отказаться от Сильвана. А значит, Ингун был готов ко всему, что бы ни произошло.

Но тут случилось кое-что неожиданное. Когда Сильван услышал объяснение Ингуна, он изменился в лице. Несмотря на неминуемую смерть, эльф был доволен, что Фелиция всё еще жива, но при этом его лицо выражало однозначный отказ.

– Нет… – выдавил из себя Сильван.

Фелиция потрясенно посмотрела на своего брата.

– Сильван?!

Эльф больше не мог шевелить головой и просто смотрел на Фелицию своими тускнеющими глазами. Он хотел успокоить её и с огромными усилиями смог пробормотать:

– Я… Рыцарь… Фелиции… Я поклялся… Гейс…

– Ты дурак! Ты умрешь! Умрешь! – раздался крик Фелиции, словно вспышка молнии, но Сильван её не слушал и просто улыбался. Однако, даже не смотря на это, можно было ощутить сильное чувство отторжения эльфа к любой другой клятве.

Это было не просто упрямство. Сильван упомянул «гейс» – магическую клятву. Фелиция тоже об этом знала. В её голове начали лихорадочно бегать мысли и, как хорошая волшебница, она нашла ответ и вновь схватила Ингуна за руку.

– Шутра, твоим рыцарем буду я. Если я буду под тобой, то Сильван, мой рыцарь, сможет стать твоим рыцарем, так? – быстро пролепетала девушка.

В ее логике не было противоречия.

На лице Ингуна появилось пустое выражение, а Делия и вовсе была шокирована.

Однако Фелиция невозмутимо посмотрела на Ингуна и произнесла:

– Если ты станешь Королем Демонов, я всё равно буду тебе подчиняться. Я знаю, что есть какой-то ритуал, но это не имеет значения. Всё нормально. Спаси его, Шутра.

В Мире Демонов было несколько магических заклинаний, которые могли связать отношения клятвой, причем некоторые из них были намного хуже того, что делал Ингун. Существовала магия, которая причиняла невыносимую боль каждый раз, когда нарушался приказ, или даже такие заклинания, благодаря которым господин получал полный контроль над жизнью и смертью своего подчиненного.

Это и было причиной шока Делии, ведь положение Фелиции отличалось от положения Сильвана, жизнь которого была поставлена на карту. Учитывая матриархальный строй общества темных эльфов, Фелиции суждено было стать следующим лидером своего народа. Она должна была стать королевой темных эльфов.

Однако Фелиция уже определилась. Делия открыла было рот, чтобы остановить Фелицию, но, в конце концов, так ничего и не произнесла. Она несколько раз пыталась начать что-то говорить, но сдалась и просто склонила голову.

Ингун тоже принял решение. Он не прочь был отдать Фелиции последнее место в королевских рыцарях. Более того, он даже хотел отдать это место именно ей, поскольку она была ему дорога.

Ингун кивнул и перевел взгляд на Сильвана.

Положив обе свои руки на лбы Фелиции и Сильвана, он произнес:

– Ты слышал это, хен? Я начинаю.

Сильван уже не мог ответить. У него оставались считанные секунды.

Фелиция закусила губу, пытаясь сдержать нервозность.

Вначале Ингун использовал навык Королевских Рыцарей на Принцессе.

– Фелиция Роковой Клинок, я назначаю тебя своим рыцарем.

Сила Завоевания окутала Фелицию, и она не стала отвергать покровительство Ингуна, приняв его. Фелиция стала шестым королевским рыцарем. А затем на её лице появился белый герб Завоевания.

Следующим был Сильван. Ингун снова активировал Королевских Рыцарей. Магическая клятва «гейс» запротестовала, но спустя мгновенье Сильван тоже принял Шутру в качестве своего короля. Он стал седьмым рыцарем, и такой же герб появился на его лбу.

Затем вступило в силу действие самого навыка Королевских Рыцарей. Бонусы, которые распространялись на всех королевских рыцарей, перешли и к Сильвану с Фелицией.

Глаза эльфийки расширились от удивления. Это своеобразное благословение затрагивало не только физическую силу, но и магическую.

Также оно эффективно сказалось и на Сильване. Его магическая сила была почти исчерпана, но какие-то жалкие крохи всё-таки ещё оставались.

Затем Ингун использовал Завоевание. Оно действовало как лассо для дикой лошади, усмиряя и подавляя бушующую фею. В отличие от Фелиции и Сильвана, фея бурно сопротивлялась, но это было бесполезно. Завоевание было намного сильнее, чем раньше, и оно мгновенно подавило сопротивление феи.

«Правь», – сказала женщина в белом. Ингун повиновался её голосу и подчинил себе фею. Он закрыл дыру, сквозь которую выливалась магическая сила, и усыпил фею.

 

Как только фея усмирилась, Сильван закрыл глаза. Его магическая сила прекратила вытекать, и на его лице появилось очень спокойное выражение.

Ингун выдохнул, словно в последнюю секунду успел потушить пожар. Он вытер пот со лба и увидел, что Фелиция снова плачет.

А затем она рассмеялась, словно повредилась в рассудке. Она дотронулась до лба и щеки Сильвана и вновь заплакала. Затем она протянула свои руки к Ингуну, который понял, чего она хочет. Сильван использовал её колени в качестве подушки, а потому она не могла привстать, чтобы обнять спасителя своего брата.

Фелиция была явно старше Ингуна, но сейчас она казалась обычной маленькой девочкой. Фелиция крепко обняла Ингуна и снова заплакала, как настоящий ребенок.

– Шутра, Шутра.

«Я так испугалась. Так испугалась. Я думала, что Сильван умрет и навсегда меня оставит. Делия чуть не погибла, Сепире отрубили руку, и члены экипажа погибли…»

Фелиция не могла произнести этих слов. Но Ингун понял, что хотела сказать ему девушка, которая спустя мгновенье упала в обморок. Напряжение было настолько велико, что она попросту не смогла с ним справиться.

Ингун обнял Фелицию, а затем передал её Делии. Присев рядом с Сильваном, он увидел, как рядом со своим капитаном на землю опустилась и плачущая Сепира.

Одна из её кистей была начисто отрезана. Ингун использовал магию восстановления на Фелиции, а затем простым заклинанием остановил кровотечение у Сепиры. Окутанная волшебным сиянием, Сепира смиренно поклонилась. На ее лице было глубокое чувство благодарности.

Именно Ингун спас жизнь Сильвану. А значит, Шутра был спасителем и в глазах Сепиры.

Ингун наклонился поближе к Сепире и осмотрел степень ее ранения. Это был мир, где существовала регенерационная магия, а потому ей не суждено было всю жизнь оставаться калекой.

Побеспокоившись о Сепире, Ингун встал и огляделся.

В том месте, где погиб Рыцарь Голода, кипел черный яд. Такой след оставил после себя человек, которого знали как Джерарда.

Сам Голод не исчез. Его просто выдворили из тела Джерарда. Однако какое-то время он больше не сможет вмешиваться в судьбу этого мира.

Завоевание, женщина с глазами красного и голубого цвета, не хотела конца света. А потому она решила сразиться с другими всадниками.

Теперь Ингун понял причину ненависти Голода и Смерти. А ещё он понял, почему Война смотрела на Завоевание одновременно и с неприязнью, и с дружелюбием.

Они были братьями и сестрами Завоевания, её друзьями и возлюбленными. И именно для них Завоевание была худшей предательницей.

Ингун закрыл глаза и успокоил свой разум. Для осознания истинных намерений Завоевания этого было пока что достаточно. Со временем он узнает больше.

«Что ж, пойдем дальше».

Трудно было представить, что Рыцарь Голода появился здесь из-за Фелиции и Сильвана. Возможно, его целью были сами руины.

«Может, здесь есть что-то вроде Лунного Света?»

Эти руины не фигурировали в Саге о Рыцарях, а потому Ингун не знал, что они хранят.

Приведя в порядок свои мысли, он поднял с земли меч Амиты и не смог удержаться от возгласа, наполненного восхищением.

Как и ожидалось от Амиты… Меч был наполнен магической силой феи, но даже без неё клинок был великолепен.

Благодаря нему Сильван смог наполовину сразить Рыцаря Голода. В Саге о Рыцарях у Сильвана не было достаточно сильного меча, способного вместить и выдержать магическую силу феи. А потому, когда он раскрыл фею, то лишился возможности фехтовать.

Ингун улыбнулся, вспомнив об Амите, похлопывающим хвостом по земле.

– Господин, все кончено? – внезапно раздался голос материализовавшейся Зеленый Ветер.

Ингун посмотрел на неё и кивнул.

– Почти. Сейчас нам нужно вернуться на Черное Пламя Дракона.

Корабль был пришвартован у входа в руины. Ингун не успел оценить ситуацию на судне, поскольку очень спешил. Однако мог догадываться. Если Рыцарь Голода вошел в подземелье через главный вход, то экипаж Черного Пламени Дракона явно не был в безопасности.

Вспомнив веселых и жизнерадостных «моряков», Ингуну стало грустно. Пока Шутра с поникшими плечами думал о самом плохом, перед ним появилось надутое лицо хранительницы.

Наклонив голову, она посмотрела на Ингуна, словно ей было что сказать.

– Зеленый Ветер?

Услышав своё имя, хранительница выпрямилась и с напускной серьезностью произнесла:

– Я летела невероятно долго и сделала много полезной работы. А ещё, до этих самых пор, я терпеливо ждала.

Хранительница сделала вид, прямо-таки кричащий: «Я заслужила похвалы». Однако у Ингуна было чувство, что Зеленый Ветер ведет себя так не просто потому, что хочет внимания. Таким образом она пыталась исправить настроение Ингуна, и это было довольно мило с её стороны.

На лице Ингуна появилась улыбка. Он посмотрел на симпатичную Зеленый Ветер и не смог не отметить её заслуги:

– Да, всё верно. Как и ожидалось от Зиви. Ты действительно хорошо поработала. Если бы не Зиви, я бы не смог спасти Фелицию, Сильвана и других.

Сильно всё приукрасив, Ингун погладил её по голове.

Но вместо своей обычной реакции, Зеленый Ветер покраснела и надула щечки, словно не зная, что делать.

– Что такое? Я погладил тебя как-то не так? – в недоумении спросил Ингун.

Может, ей вредно слишком много ласки?

– Ах, нет, я просто внезапно почувствовала себя смущенной. Господин, продолжайте в том же духе. Я действительно заслужила это, – покачала головой Зеленый Ветер, и гордо постучала себя по груди.

Она была очень милой, но Ингуну следовало заняться другими делами.

– Извини, давай продолжим чуть позже? Можешь помочь мне перевезти Сильвана?

Размеры щита, объединенного из Белого и Черного Орлов, были довольно большими, и это позволяло перенести Сильвана даже в лежачем состоянии.

– Я – господина, и буду следовать всем указаниям господина, – ответила хранительница и вернулась в щит.

Когда Делия и Сепира погрузили Сильвана на Белого Орла, Ингун поднял голову и посмотрел на небо.

Он увидел, как внезапно появилась луна, ранее скрывавшаяся за облаками.

 

Оставить комментарий