Глава 166. Великаны.

Опция "Закладки" ()

Гельветти, один из воинов племени Паранов, был охвачен страхом. Однако это чувство возникло у него не из-за того, что он боялся надвигающейся битвы. Тело его не слушалось, но вместе с этим это не было последствием усталости или воздействия какого-то заклинания. Сам того не осознавая, Гельветти упал на колени, и когда холодная земля коснулась его ног, рот великана непроизвольно открылся.

– Дракон Кечатулла!

Ещё больше он поразился голосу, который вышел из его глотки, и сердце великана часто забилось. Гельветти по-настоящему испугался. Он чувствовал, будто его тело и дух не принадлежат ему.

Взгляд Гельветти начал отчаянно метаться по сторонам. Единственное, чем он мог свободно двигать, – это своими глазами. Но, к сожалению, он не мог видеть того, что происходило за его спиной. Если бы у Гельветти была такая возможность, он наверняка увидел бы огромный меч, летящий со скоростью молнии.

Позади него раздался оглушительный рёв. Что же там творилось?

Вскоре после этого доминирующая над его телом сила ослабла, и его сердце почувствовало некоторую волю.

Гельветти немедленно вскочил на ноги, как и прочие Параны. Они озирались по сторонам, пытаясь понять, что происходит.

Гельветти был потрясен. Беркинтокс, лидер племени Паранов, который считался непобедимым воином, валялся на земле с огромной дырой в груди.

Союзные орки и варвары тоже были сбиты с толку. Многие из них бежали штурмовать 12-ую базу, не зная о текущем положении дел, но вот те, кто был рядом, с ужасом смотрели на павшего Беркинтокса.

Гельветти несколько раз моргнул, не веря своим глазам, а затем увидел Беловакки, ветерана и одного из самых сильных воинов среди Паранов.

«Буду следовать его словам. Он скажет, что делать».

В тот момент, когда Гельветти об этом подумал…

Раздался чей-то крик, и вновь ударила молния. Огромный меч вонзился в землю и Гельветти сразу понял, что будет дальше.

– Дракон Кечатулла! – развернувшись в сторону меча и опустившись на колени, прокричал великан. Аналогичное проделали и другие воины Паранов, включая Беловакки.

– А это очень даже неплохо работает, – пробормотал Ингун, наблюдая за эффектом Меча Короля Великанов и тем, как Параны тут же опустились на колени.

Он чувствовал, что сила подчинения стала действовать более эффективно после смерти Беркинтокса.

– Шутра! Мне неудобно! – в этот же момент послышался голос Фелиции.

Несмотря на то, что Ингун держал её за талию, она практически висела в воздухе, а потому ей было не вполне комфортно.

Ингун повернулся к Фелиции и кивнул. Приподняв принцессу, которая весила всего ничего, он закинул её ноги к себе на левую руку, уложив её в горизонтальном положении. Теперь Фелиция лежала у него в руках как настоящая принцесса.

«Она и, правда, принцесса».

Пока он об этом думал, Фелиция, удивившись его внезапным действиям, поспешно обняла Шутру за шею.

А затем раздался голос Зеленого Ветра. И это был не тихий шепот в его ушах, а громогласный голос, раздающийся прямиком с неба.

– Беркинтокс мертв!

– Артман мертв!

– Мой господин победил двух предателей!

Небесный голос окутал всю землю. В отличие от обычного тона хранительницы, это был величественный и священный голос, будто принадлежащий какому-то божеству.

Всё это определенно возымело свой эффект. Орки и варвары потрясенно замерли, а солдаты и охотники Гулламов, стоявшие на стенах 12-ой базы, не упустили возможность поддержать Зеленый Ветер.

– Беркинтокс мертв!

– Племя Паранов с нами!

– Слава Его Высочеству!

– Откажитесь от предателей!

Разрозненные крики быстро превратились в один сплошной рёв, от чего импульс надвигающихся войск был попросту сломан. Орки и варвары запаниковали, потеряв всяческое желание нападать на 12-ую базу.

— Ну, как, господин? Я хорошо поработала? – прозвучал привычный голос хранительницы, которая как всегда надеялась на похвалу.

Ингун кивнул и повернулся к базе. Он не мог драться с Фелицией в руках, а потому ему необходимо было вернуть её на стену.

«Было бы неплохо, если бы у меня был обратный вызов… Что-то вроде возвращения», – подумал Ингун и стремительно полетел к стенам гарнизона.

Шутра чувствовал прилив адреналина, словно от езды на американских горках, но вот Фелиции пришлось проглотить свой крик и покрепче вцепиться в шею Ингуна. Так или иначе, получив от этого наслаждение или же нет, вскоре они оказались над стенами базы. Солдаты-защитники подняли свои головы кверху и приветственно закричали. Среди воинов находились и Каррак с Делией.

– Принц! – воскликнул орк, глядя на Ингуна.

Шутра завис в воздухе примерно в 10 метрах над стеной и с удивительно счастливым лицом прокричал своему помощнику:

– Каррак, лови!

«Лови?», – недоуменно заморгала Делия, а Фелиция, довольно глядевшая на ликующих солдат, мгновенно повернулась к Ингуну.

Каррак же, который умел понимать намерения Ингуна лучше, чем кто-либо другой, пораженно замер.

– П-принц?

– Ш-Шутра! – с тревогой в голосе воскликнула Фелиция.

Ничего не ответив, Ингун начал действовать: зависнув над Карраком, он выпустил принцессу из рук. Больше всего в жизни Фелиция боялась падения с большой высоты, а потому истошно завопила. Каррак тут же отбросил свой щит и растопырил руки. Солдаты, стоявшие рядом, изумленно следили за происходящим.

– Кайаааааак…? – закричавшая было Фелиция невольно притихла. Каррак, стоя с широко раскрытыми руками, весело улыбнулся. Падение Фелиции происходило очень медленно, словно погружение в воду. Это был эффект Телекинеза Шутры.

– Шутра, ты…! – закричала на Ингуна благополучно приземлившаяся в объятия Каррака Фелиция.

Она напоминала собой юную девочку, действительно испугавшуюся. Ингун улыбнулся и помахал рукой принцессе, и в этот момент…

«Фелиция действительно тяжело это переносит. Твои действия очень напоминают Меча Герцога», – прозвучал в его голове голос, преисполненный укора.

«Анастасия?»

Вполне очевидно, что это было магическое сообщение. Ингун повернулся в направлении его источника и увидел Анастасию. Стоя над вратами, она послала Шутре ещё одно сообщение: «Шутра, пожалуйста, продолжай удерживать племя Паранов. Я собираюсь закончить этот бой».

И Беркинтокс, и Артман погибли. Естественно, что моральный дух противников был на самом дне, особенно когда могущественные воины Паранов оказались обездвижены.

Вот если бы их лидеры уцелели, как в случае с Актием, то и вражеские войска были бы разбиты не полностью. Таким образом, ей представилась прекрасная возможность. Если она откроет ворота и выведет войска – то легко одержит верх.

«Как и ожидалось от Анастасии».

Анастасия определенно не захочет терять эту превосходную возможность. Она явно хотела заработать себе кое-какие заслуги. В текущей ситуации первое место по достижениям определенно было за Шутрой, но вот второе было ещё вакантно.

 

Ничего плохого в этом, конечно же, не было. Возможно, Анастасия не была столь одержима заслугами и проявляла такое рвение лишь из-за своего чувства ответственности и долга. Однако Ингун не собирался следовать за желаниями Анастасии.

«Я не буду просто удерживать их».

«Что?»

Ингун не стал отвечать на вопрос Анастасии. Он глубоко вздохнул и метнулся к Мечу Короля Великанов. Никто не мог остановить его. Воины племени Паранов, стоявшие на коленях, могли только смотреть на него, а остальные враги были слишком обескуражены, чтобы предпринимать против него какие-либо действия.

Добравшись до Меча Короля Великанов, Ингун собрал свою Ауру и магическую силу, произведенные четырьмя ядрами, и сконцентрировал их в правой руке. Ингун до сих пор не знал все подробности взаимосвязи между Мечом Короля Великанов и самими великанами. Однако после многократных экспериментов с племенем Гулламов кое-что он всё-таки понял.

Меч Короля Великанов обладал силой править великанами, и эта сила откликалась на магическую силу драконов. Чем больше магической силы было у обладателя меча, тем сильнее была команда.

И вот, Ингун влил свою магическую энергию в большой драгоценный камень, инкрустированный в рукоять Меча Короля Великанов, и использовал рёв дракона, чтобы отдать приказ:

– Дракон Кечатулла приказывает! Племя Паранов! Встать!

Воины Паранов мгновенно поднялись со своих мест. Сцена того, как сотни великанов встают, расправляя плечи, был поистине захватывающей.

– Меня зовут Шутра Игнус! Я – 9-ый Принц Дворца Короля Демонов!

Голос Ингуна был усилен магией Зеленого Ветра. Не было преувеличением сказать, что он прямо-таки сотряс всё поле боя.

Все взгляды обратились к Шутре, и имя 9-го Принца отчетливо впечаталось в их головы.

– Алчный предатель Беркинтокс, обманувший племя Паранов, мёртв! Параны! Забудьте об иллюзиях Беркинтокса! Пришло время проявить свою лояльность, которая была у вас на протяжении многих десятков лет.

Истинным злодеем был Беркинтокс. А поскольку его больше не было, племя Паранов могло рассчитывать на помилование.

Ингун не знал всех подробностей, но при этом не считал, что абсолютно все Параны грели в своих сердцах мятежные замыслы против Дворца Короля Демонов. Скорее всего, они просто следовали приказам своего вождя, как и привыкли делать за сотни лет своей истории.

Конечно, если они примут сторону Беркинтокса, то наказание будет неизбежным. Однако к обычным членам племени Паранов можно было проявить снисходительность. Если Параны, охранявшие западную границу, исчезнут, – это будет слишком убыточно для Дворца Короля Демонов.

Некоторые великаны племени Паранов были действительно тронуты речью Ингуна, а некоторых она ничуть не зацепила. Таким образом, Ингун решил использовать принудительный метод.

– Дракон Кечатулла! – закричали великаны, как только Ингун влил ещё больше магической силы в Меч Короля Великанов.

Было ли в этих криках уважение, или же нет, это не имело значения, поскольку в глазах орков и варваров Параны больше не были союзниками. Кроме того, члены племени Паранов были не единственными великанами на этом поле боя.

– Ура Вашему Высочеству, 9-му Принцу.

– Ура!

– Все за Принцем!

Как только Гулламы громко закричали, их примеру последовали солдаты на стенах, заполнив своими криками всё поле боя.

Анастасия горько улыбнулась. Слава Ингуна окончательно похоронила все её попытки чего-то добиться в этом сражении.

«Ничего не поделаешь».

Самое главное – это победа, так что это тоже было неплохо.

Анастасия открыла врата. Она собиралась отправиться вперед, на фронт, чтобы получить хоть какие-то заслуги.

Бой проходил как нельзя лучше. Большинство орков побросало своё оружие и сдалось, а варвары попросту бросились бежать. Подобное преследование очень напоминало то, которое было возле центральной крепости.

— Господин, у Вас лицо, как у злодея. Но так тоже неплохо. Немного опасности никогда не помешает, – прошептала Зеленый Ветер Ингуну, который лишь пожал плечами и посмотрел вниз, на поле битвы.

***

Убит был не только Беркинтокс, но и старший генерал Артман. Одновременно было уничтожено сразу два лидера мятежников.

Это сообщение немало потрясло все регионы Кертиса. На севере и западе по-прежнему оставалось значительное количество повстанческих сил, но у них не было единого координационного центра. Хоть Актий и остался в живых, он был королем варваров, а не правителем Кертиса. Таким образом, он не мог стать единовластным лидером и для северных, и для западных сил.

Как только битва была окончена, Анастасия занялась передачей новостей. Большинство узнавших о произошедшем были рады этим замечательным вестям, в то время как другие не могли скрыть своего замешательства.

Виктор, 3-ий Принц и брат Анастасии, попросту не успевал за стремительным ходом событий. Всего несколько дней назад он собрал войска, чтобы разбить мятежников и взять реванш за Анастасию, но, как оказалось, его сестра выжила, даже не смотря на то, что он бросил её. Более того, она не просто выжила, но и добилась победы. Затем Виктор повёл свои войска, чтобы помочь в битве за 12-ую базу, но прежде, чем он даже туда прибыл, до него дошли слухи, что его сестра снова одержала верх.

Это были хорошие новости, но Виктор был немало смущён. Он чувствовал себя так, будто сделал что-то очень глупое.

Помимо Виктора, на 12-ой базе хватало и других проблемных вопросов.

– Мы подчинимся Вам.

От имени всего племени Паранов выступал Беловакки, старший среди Белых Воинов.

Беловакки был вице-капитаном элитной гвардии Паранов и выступал против мятежных планов Беркинтокса, в результате чего был понижен в должности.

Ингун не собирался казнить членов племени Паранов, и присутствие среди них Беловакки его очень радовало. Он помнил этого великана ещё по Саге о Рыцарях, где тот продемонстрировал немалое мастерство.

Глядя на Шутру, глаза Беловакки были наполнены уважением и восхищением. И так было не только из-за Меча Короля Великанов. Параны всегда отдавали должное сильнейшим, а поскольку Ингун победил самого Беркинтокса, Беловакки не мог не уважать его.

Немного поразмыслив, Ингун решил остановить решение о том, что делать с Белыми Воинами, на Беловакки.

Теперь, когда самая острая проблема была решена, он решил встретиться с Анастасией и Фелицией. Битва завершилась, и предстояло ещё много работы по зачистке территории и работе с теми, кто сдался.

Когда всё закончилось, было уже поздно. Ингун упал на свою кровать, а рядом с ним появилась в полуматериальной форме Зеленый Ветер.

Ему нужно было ещё много о чём подумать. Ингун должен был выяснить, в чем состоит связь между Мечом Короля Великанов и тремя племенами. Также ему нужно было разработать план по окончательной зачистке севера и запада.

Тем не менее, Ингун отложил все эти неприятные мысли на потом, поскольку оставался ещё кое-какой нерешенный вопрос.

«Я был терпелив».

Ингун получил новый навык, но ему пришлось повременить с его применением. Более того, это был не просто навык. Это было Назначение Апостола.

«Что ж, не пора ли посмотреть на него?»

Каков был эффект Назначения Апостола? Сколько Апостолов он сможет назначить на первом уровне? Кроме того, кому следовало отдать приоритет? Подходящих кандидатур было много, и столь сложный выбор был для него в какой-то мере даже приятным.

– Господин, Вы, кажется, повеселели.

– Ещё бы, – ухмыльнулся Ингун и, открыв окно своих навыков, погрузился в изучение своей новой способности.

Оставить комментарий