Глава 170-1. Победа.

Опция "Закладки" ()

На берегу озера группу Ингуна ожидала белая лодка. Она была широкой и длинной, а поскольку судно было транспортным, у него отсутствовала крыша.

На борту находился всего один человек. Учтиво поклонившись, первой на лодку поднялась Мория. Ингун интуитивно понимал, что она хочет им сказать: войти в Храм Дракона могут лишь компаньоны Ингуна.

Шутру и Фелицию сопровождала целая толпа ящеролюдов в количестве 61-ой особи, и просьба не входить в храм могла выглядеть слишком грубой. Однако Ингуну было всё равно. Если Храм Дракона этого не хотел, то его представители сами дадут знать о своем решении ящеролюдам.

Фелиция, похоже, тоже поняла общую картину. Подмигнув Шутре, она поднялась на борт. Затем последовали Делия, Карма, Каррак и, наконец, сам Ингун.

Ящеролюды запоздало поняли, что им не суждено посетить Храм Дракона. Они были опечалены этим фактом, но предпочли дожидаться на берегу, а не поднимать суету. Они уважали авторитет Храма Дракона и были верны Шутре и Фелиции.

Лодка, перевозившая группу Ингуна, передвигалась довольно быстро, даже несмотря на отсутствие парусов. Проплыв 100 метров, они прибыли в Храм Дракона, где их уже ждало несколько жрецов в капюшонах.

– Мы приветствуем великого воина, Дракона Кечатуллу, – сняв свои капюшоны, поприветствовали их жрецы. Глядя на них, Ингун, наконец понял, почему обычные ящеролюды называли жрецов Храма Дракона «теми, кто был ближе к драконам».

Мужчины-жрецы были на одну-две головы выше обычных представителей этой расы, а их чешуя была шире и толще. Женщины-жрицы оказались такими же прекрасными, как и Мория. От каждого движения их чешуйки прямо-таки сияли.

– Первосвященник ждет вас внутри, – вежливо обратился к ним мужчина-жрец, выступавший в качестве представителя.

В целом, жрецы действовали так, словно они встретили настоящего воина-дракона и его сопровождающих, а не членов королевской семьи. Интерес священников был сосредоточен исключительно на Ингуне. Но вместо того, чтобы жаловаться на этот факт, Фелиция подергала Ингуна за руку. Ей хотелось поскорее войти в храм.

– Будьте добры, проведите нас, – воздержавшись от улыбки, попросил их Шутра, и жрецы немедленно приступили к исполнению его просьбы.

Несмотря на свои большие размеры, их шаги были легкими. Подойдя ближе, товарищи увидели, что сам храм был похож на огромного дракона. Белые пластины, прикрепленные к внешней стороне храма, походили на драконью чешую. Потолки внутри храма оказались высокими и достаточно простыми, но при этом сияли ярким белым светом.

Мория и жрецы продолжали идти вперед, и вскоре перед ними обнаружилась большая комната, по боковым стенам которой стекала прохладная вода, образуя нечто наподобие водопадов. Как только Фелиция туда вошла, у неё вырвался восхищенный вздох. Однако это произошло не только из-за ощущения святости внутри комнаты. Взгляд Фелиции сверкал от любопытства, сосредоточившись на ящеролюде, стоявшем посреди комнаты.

– Первосвященник приветствует Дракона Кечатуллу. Также я хотел бы поприветствовать и Вас, принцессу Дворца Короля Демонов.

Фелиция первой поклонилась первосвященнику. На её лице сверкала яркая улыбка.

– Рада встрече с потомком великого дракона, – элегантно поздоровалась эльфийка. Ингун не мог не согласиться с её словами: «Да уж, всё так и есть».

Ящеролюды утверждали, что они потомки одного из драконов, но по сравнению с самими драконами они выглядели совершенно иначе.

Однако первосвященник был другим. Из его спины росли крылья, благодаря чему он был ещё больше похож на настоящего дракона, чем даже дракониды – раса, унаследовавшая кровь драконов. Одного этого было вполне достаточно, чтобы заставить Ингуна поверить – перед ним стоит не ящеролюд, а настоящий полиморфный дракон.

Первосвященник был уже пожилым, и его глубокие глаза служили тому доказательством.

– Дракон Кечатулла, великий воин-дракон. Я хотел бы провести с Вами откровенный разговор. Вы здесь, потому что мне есть что Вам сказать.

Первосвященник не стал тратить время на ненужное вступление. Среди всех ящеролюдов он производил самое яркое впечатление. Посмотрев Ингуну в глаза, он произнес:

– Несколько дней назад воин-дракон пробудил Меч Короля Великанов. Как Вы видите, мне уже много лет и наконец-то я своими глазами вижу, что после такого долгого периода времени воин-дракон вернулся.

– А как Вы это узнали? Неужели у Вас есть ещё один Меч Короля Великанов? – спросила Фелиция, на что первосвященник лишь покачал головой.

– У воина-дракона был только один меч – Меч Короля Великанов. Но есть ещё кое-что, что можно назвать братом этого древнего клинка. Вот оно.

Так же как и Шутра с Фелицией, первосвященник был наряжен в золотые украшения, и снял кое-что со своего пояса. Это был красиво обработанный рог.

– Это Рог Дракона. Так же, как и Меч Короля Великанов, он обладает силой управлять ящеролюдами. Он долго спал, но несколько дней назад пробудился.

В рог было инкрустировано несколько крупных драгоценных камней, сверкавших так же, как и драгоценный камень в рукояти Меча Короля Великанов.

– Великий воин-дракон, возможно вы удивитесь тому, почему в нашем мире существуют такие вещи и почему они реагируют на воина-дракона. Я расскажу Вам всё, что знаю, – глубоко вздохнув, произнес первосвященник.

Затем его взгляд устремился куда-то вдаль, словно он погрузился в очень старые воспоминания.

– За период смутных времен великаны разделились на три племени и забыли о своих традициях. Мы, ящеролюды, после стольких лет тоже забыли большинство наших традиций и своё главное предназначение. Я единственный, кто едва-едва помнит о том, что имело место в те далекие времена.

 

Этим событиям была далеко не одна тысяча лет. Они были намного древнее.

– Дракон Кечатулла – воин, который боролся против злого змеебога… Великаны и ящеролюды были созданы именно для того, чтобы помочь воину-дракону. Эти расы были рождены для борьбы со злым божеством.

– Стражи, – внезапно произнесла Фелиция. Болотные мамонты, с которыми им пришлось сражаться во время войны против племени Красной Молнии, были стражами Великого Энкиду и жили как раз вместе с ящеролюдами.

Первосвященник улыбнулся.

– Можно сказать, что стражи, но только в больших количествах. Ящеролюды и великаны были созданы древним драконом.

– Вы говорите о старейших драконах?

В ответ первосвященник покачал головой.

– Я не знаю наверняка. Однако создание ящеролюдов и великанов произошло не менее 10,000 лет назад. Старейшие драконы, о которых мы знаем сегодня, не так стары.

10,000 лет… Это был по-настоящему долгий период времени.

– Первосвященник, а Вы знаете что-то о древней расе? – вновь перебила его Фелиция.

– Только то, что она определенно существовала. Однако 10,000 лет назад она исчезла. Злой змеебог – вот кто стал причиной исчезновения этой цивилизации.

Ингун впервые слышал эту историю, но при этом он не сомневался, что всё это истинная правда. Руины древних «аборигенов» в Мире Демонов можно было найти повсюду, и столь обширная разруха вряд ли могла произойти естественным образом.

– Но в одном Вы можете быть уверены наверняка. Злой змеебог исчез. И произошло это благодаря усилиям наших рас и великого воина-дракона.

На лице первосвященника появилась улыбка. Он явно испытывал гордость за своих предков.

– Первосвященник, что такое воин-дракон? – спросил Ингун.

– Так называют человека с сердцем и душой дракона. Он – представитель священных драконов, поддерживающий гармонию этого мира.

Благодаря Айнкель у Ингуна было сердце дракона и, следуя логике первосвященника, подобные ему люди уже существовали 10,000 лет назад.

– Первосвященник, а Вы знаете о Четырех Рыцарях Апокалипсиса?

Взгляд первосвященника стал жестким и в его голосе появилась неподдельная враждебность.

– Их называют рыцарями разрушения – уникальными людьми, сражавшимися на стороне злого змеебога. Воин-дракон, ты можешь взять это? – произнес первосвященник и протянул ему кольцо.

Кольцо было выковано из платины и было инкрустировано синим камнем.

– Это то, что один из старейших драконов, Архивариус Торрес, оставил в Храме Дракона 1,000 лет назад.

Шутра принял кольцо и его размер тотчас же каким-то мистическим образом уменьшился, чтобы соответствовать пальцам Ингуна.

– Шутра, – с небольшим сомнением в голосе произнесла Фелиция. Тем не менее, Ингун лишь успокаивающе ей улыбнулся. Кольцо было реликвией старейшего дракона. До сих пор предметы других старейших драконов принимали Ингуна в качестве нового владельца сразу же, как только он прикасался к ним. Они как будто ждали, что он завоюет их.

Ингун обменялся взглядом с Карраком, а затем надел кольцо на указательный палец. В этот момент он услышал в своей голове громкий мужской голос.

«Я – Архивариус Торрес».

Ингуна мгновенно окутала темнота. Он поднял глаза и увидел огромную голову дракона, покрытую красивыми белыми чешуйками.

«Хм, магия похожа на ту, как и в случае с Айнкель», – машинально подумал Ингун.

Это был не разговор. Это было одностороннее уведомление, словно записанный видеоролик.

Оставить комментарий