Глава 170-2. Победа.

Опция "Закладки" ()

Голос Торреса продолжал вещать:

— У меня мало времени. Я не знаю, как долго это будет продолжаться и что произойдет, а потому мой рассказ будет кратким. Много тысячелетий назад цивилизации, населявшие Мир Демонов, были уничтожены. Все летописи были сожжены, и сама история была утеряна. Причиной тому был злой красный змеебог, возжелавший уничтожить мир. Красный Дракон Апокалипсиса – Зверь, жаждущий конца всему сущему.

Ингун увидел горящую землю и нечто огромное. Это был красный дракон с семью головами и десятью рогами. Одно только присутствие этого красного дракона выглядело как настоящая катастрофа. Просто раскрыв свои крылья, он затмевал собой всё небо, неся смерть и разруху.

— Битва, случившаяся тысячи лет назад, закончилась провалом. Красный дракон тоже погиб. Но назвать это победой было трудно. Древняя цивилизация была уничтожена, и уцелеть удалось лишь нескольким расам. Пали и предыдущие старейшие драконы. После этого наступила новая эпоха – эпоха, при которой мир должен был быть построен с нуля.

Ни у одной из рас не было истории 10,000-летней давности. Самые старые летописи принадлежали темным эльфам, которые освещали события, происходившие максимум 7,000 назад.

Судя по словам Торреса, старейшие драконы были мертвы, и после них появилось новое поколение шести старейших драконов, о которых и знал Ингун.

Затем в темноте появились четыре разноцветных огонька. Белый – Завоевания, красный – Войны, синий – Смерти и черный – Голода.

— Их называют Четырьмя Всадниками Апокалипсиса… Они – те, кто жаждал конца света вместе с красным драконом.

Однако они вовсе не исчезли. Окончательно покинул этот мир лишь красный дракон.

— Старейшие драконы, включая меня, знали, что рано или поздно они вернутся. И наконец, через тысячи лет это случилось.

Торрес показал кое-какие записи из прошлого, и Ингун почувствовал, словно окунулся в прошлое тысячелетней давности.

— Первым получил смертельную рану Неистовый Кэлтин. Это произошло из-за нападения одного из самых сильных и жестоких Всадников – Войны. Сражаясь только с ним одним Кэлтин потерял почти всю свою силу.

Ингун вспомнил логово Кэлтина. Записи аборигенов отчетливо свидетельствовали о том, что это было правдой.

— Следующей подверглась атаке Бдящая Айнкель. Но её ситуация отличалась от той, в которой был Кэлтин. Завоевание. Она была в том бою.

Произнося эти слова, голос Торреса был наполнен эмоциями, однако вовсе не ненавистью к своему врагу.

— Я сражался вместе с Айнкель против Завоевания и Войны. Это была жестокая битва, но мы всё-таки оттеснили их. К сожалению, в ходе боя Айнкель была убита, а я получил смертельную рану. Но незадолго до своей кончины она кое-что мне сказала. Нечто подобное я тоже смог почувствовать в ходе боя. Завоевание не хотела разрушения мира. Она не хотела, чтобы новую цивилизацию ждала та же участь, что и прежде. Завоевание жалела о разрушениях, которые случились тысячи лет назад.

Сердце Ингуна пульсировало. Перед его глазами тут же всплыл облик женщины в белом, который был запечатлен где-то глубоко в его душе.

— Великий Энкиду не поверил моим и Айнкель словам. Безжалостная Талия тоже отвергла наши домыслы, сказав, что мы просто были введены в заблуждение. Так же, как мы хотим защитить мир, Всадники хотят добиться его конца. Это их инстинкт.

Записи, которые остались в Крепости Штормоград… Четыре Всадника, стоящие напротив шести старейших драконов.

— Но мне хотелось в это поверить. Нет, я должен был в это поверить.

Айнкель стояла напротив Завоевания и Торрес чувствовал горечь, наполнявшую сердце этой женщины. Глубоко вздохнув, Архивариус устало продолжил:

— Скоро будет большой бой. Битва между старейшими драконами и Четырьмя Всадниками Апокалипсиса. Я вновь встречусь с Завоеванием, и благодаря душе Айнкель, я освобожу её.

Этому бою было уже более тысячи лет. Именно после него старейшие драконы исчезли из этого мира. Великий Энкиду покинул своё логово, и Безжалостная Талия куда-то пропала, и даже о Страже Квейне остались лишь упоминания в записях.

— Мне нужно будет рискнуть своей жизнью. Возможно, я потерплю неудачу, но думаю, это того стоит, – улыбнулся Торрес. Эта улыбка была действительно теплой и напоминала улыбку Бдящей Айнкель.

— Я не знаю, что произойдет дальше. Я – Архивариус. Таким образом, хоть я и сведущ в прошлом и настоящем, я не могу увидеть будущее, в котором переплетаются бесконечные вероятности. Но я сделаю предсказание.

Торрес посмотрел в небо, и от его громогласного голоса затряслась вся земля.

— Эта запись не должна ни к кому попасть. Но я также надеюсь, что она найдет свою цель. Если эту запись никто не услышит, значит, битва с Всадниками Апокалипсиса закончилась нашей полной победой или же наоборот, все старейшие драконы были побеждены. Если же эта запись будет передана, значит Завоевание была освобождена от своей участи по уничтожению мира.

Торрес снова посмотрел на Ингуна. Однако теперь он больше не был огромным драконом, обратившись в беловолосого юношу в свободных одеждах.

— Рыцарь Завоевания, знай, что если ты слышишь эту запись, то ни одна из сторон не победила в том бою. Сражение между Четырьмя Всадниками Апокалипсиса и старейшими драконами было отложено на будущее.

 

Так всё действительно и было. Прошла тысяча лет и у Всадников Апокалипсиса появились Рыцари, которые следовали за их волей.

— Рыцарь Завоевания… Это тот, кто хочет сохранить мир, а не тот, кто жаждет его конца. Даже если моя ставка окажется успешной, я не знаю, каким будет состояние Завоевания. Возможно, она даже не сможет нормально общаться с тобой. Собери снаряжение старейших драконов. Стань истинным Рыцарем Завоевания и Воином-Драконом. Грядущее сражение уже не будет прямой конфронтацией между Всадниками и старейшими драконами. Это будет новая война – между Рыцарями Апокалипсиса и воинами-драконами. Если ты обретешь эти обе силы, то сможешь превзойти других Рыцарей Апокалипсиса.

Теперь Ингун всё понял…

Причина, по которой он завоевывал снаряжение драконов так, будто оно его ждало… И причина, по которой душа Айнкель и сердце дракона объединились внутри Ингуна. Всё это было ступеньками в процессе становления полноценным Рыцарем Завоевания и воином-драконом.

— Время пришло. Это моя последняя запись. Рыцарь Завоевания, я буду молиться за твою победу. И, Завоевание, скоро я буду сражаться с тобой.

Торрес уставился на Ингуна, словно увидев в нем женщину в белом. Хоть это и была просто запись и между ними не могло быть никакого взаимодействия, Ингун явственно ощущал на себе взгляд Торреса и присутствие Завоевания.

— Надеюсь, Вы нашли свободу и больше не печалитесь, – улыбнулся Торрес и Ингун всем своим нутром почувствовал эмоции Завоевания. В его груди вспыхнули и грусть, и радость.

Затем юноша исчез, и во тьме вновь появился огромный белый дракон.

— Я – Архивариус Торрес. На этом моя летопись завершена.

После этого Торрес развернулся и исчез в темноте.

Тем не менее, Ингун видел ещё кое-что – память Завоевания. Она вспомнила конец Торреса и то, как он улыбался ей до самого конца. Бдящая Айнкель и Архивариус Торрес… Именно они освободили Завоевание от её участи.

[Уровень Завоевания увеличился]

[Уровень Рыцаря Завоевания увеличился]

[Вы получили элемент экипировки]

[Вы изучили Воин-Дракон: ур. 1.]

[Вы изучили Слово Дракона: ур. 1.]

Ингун закрыл глаза и прислушался к голосу женщины в белом, идущем из глубины его души.

***

Рыцарь Войны посмотрел на глубокую расщелину в земле.

Это были земли, которые расы Мира Демонов называли выходящими за пределы границы. Территории, расположенные за этими пределами, представляли собой заброшенные пустыри, которые некогда принадлежали древней цивилизации.

Рыцарь Войны рассмеялся, напоминая собой вспыхнувшее пламя. Перед Рыцарем Войны покоилось тело огромного белого дракона. Он не выглядел мертвым, и Рыцарь Войны знал его имя.

Он был свидетелем сражения тысячелетней давности. И с того самого дня этот дракон был его самым ненавистным врагом, которого он никогда бы не смог позабыть. Рыцарь Войны искал его с тех самых пор, как впервые пробудился.

Рыцарь Войны мог чувствовать эмоции Войны, которая, подобно красному пламени, кипела от гнева.

Архивариус Торрес, проклятый старейший дракон, который исказил суть Завоевания… Он обманул её и обратил против своих же собратьев.

Завоевание была лидером Всадников. Потеряв её, они рассеялись по миру. Даже теперь, когда они вновь пробудились, Война не была вместе со Смертью и Голодом. Она могла лишь смутно их чувствовать. И это было ужасное чувство потери. Но самая большая печаль заключалась в том, что с ними больше не было Завоевания.

Некоторое время назад Рыцарь Войны обнаружил, что из-за вмешательства Рыцаря Завоевания исчезли его Апостолы.

Рыцарь Войны был вместе с Войной уже более 1,000 лет. Именно поэтому вполне можно было утверждать, что он и есть Война.

В тот день, тысячу лет назад, душа Торреса погибла, и лежавшее перед ним тело было не более, чем обыкновенный сосуд.

Война вызвала огромное пламя, которое сожгло тело Торреса.

Рыцарь Войны уставился на огонь и задумался.

План Смерти шёл своим чередом. Должно пройти ещё совсем немного времени, прежде чем его отдельные части, которые Рыцарь Смерти так осторожно выкладывал, принесут свои плоды.

Рыцарь Войны покинул расщелину и пошел вглубь земель, находящихся за пределами северной границы. Туда, где находился Рыцарь Смерти.

Оставить комментарий