Глава 33. Пробуждение

Небо пылало.

Нельзя было разобрать, день стоит или ночь, ведь в красном небе появилось нечто величественное.

Чёрный дракон.

Вместо чешуи, его тело покрывали сталь и камень, между которыми бесконечно струилась красно-желтая лава.

Вирма Энкиду.

Великий дракон, рожденный в лаве.

По сравнению с ним, Ингун был не больше пылинки. Он даже не смог бы увидеть всё тело Энкиду сразу.

Энкиду восседал на вершине Гор Джишука и казался одним целым со скалистым хребтом.

У ног Великого Энкиду копошилось множество гномов, хранителей его сокровищ. Поодаль, отдавая дань своему повелителю, обитали болотные мамонты и множество разновидностей других могущественных химер.

У них у всех была лишь одна миссия: защищать Великого Энкиду.

Они стали барьером между Миром Демонов и Миром Людей.

Но вот Энкиду медленно открыл свою пасть, и его рёв сотряс весь горный хребет. Рычание дракона было настолько мощным, что Ингун рефлекторно зажал уши. А затем, словно из ниоткуда, его накрыл поток лавы.

***

– Йекх!

Ингун присел, и его чуть не стошнило. Всё тело было в поту, словно только что окунулся в воду.

Он продолжал часто дышать, слыша, как его сердце бешено колотится.

Это был сон. Наваждение, или что-то ещё, далекое от реальности.

Черным драконом, вероятно, был вирма Энкиду.

В Саге о Рыцарях он был одним из шести старейших драконов, мощь которых сравнивали с божественной.

Но в Мире Демонов его больше не встречали. В игровом сюжете о нём упоминалось, но непосредственно сам монстр никогда не появлялся. Таким образом, он мог быть уже мертвым.

Ингун закрыл лицо обеими руками и сделал глубокий вздох. Нужно было успокоиться.

– Хорошо, – пробормотал Ингун и встал. А затем увидел неподвижного Каррака.

К счастью, орк был жив и просто лежал, потеряв сознание.

– Каррак! Каррак! – стал звать его Ингун и что есть силы трясти, а затем несколько раз ударил по щеке.

– Э-э… Уф…

Так же, как и Ингун, орк наконец, пришел в сознание.

Шутра с облегчением вздохнул, а затем шагнул вперед, взглянув в другую сторону.

– Кейтлин-нуна! Ты в порядке? Вставай!

Ингун осторожно приподнял верхнюю часть тела Кейтлин, упавшую на алтарь, и несколько раз повторил её имя. Он слегка потряс её за плечи, и она, наконец-то, отреагировала в манере, подобной Карраку.

– Уф… Шутра?

Её голос звучал так, словно она мгновенье назад отошла от глубокого сна.

– Как ты себя чувствуешь? Всё хорошо? 

– Э-э… Да, – кивнула Кейтлин, присев на землю.

Ингун не стал сомневаться в самочувствии Кейтлин и вновь осмотрелся по сторонам. Как и следовало ожидать, все остальные также разлеглись прямиком у алтаря.

– Кейтлин-нуна, я разбужу Фелицию-нуну.

– Ухм, да, – ответила Кейтлин, держа руку у виска, словно испытывала головокружение.

Ингун переступил через ноги Каррака и подошел к Фелиции.

– Нуна! Фелиция-нуна!

Он разбудил уже двоих и знал, что это состояние не опасное. Таким образом, он просто решил похлопать её по щеке.

Реакция Фелиции оказалась куда быстрее, чем у Кейтлин.

– Кхек!

Фелиция села и сделала глубокий вдох. Так же, как и Шутра, она была вся в поту.

– Ты в порядке?

– Э-э, да, всё нормально. Да, да. Есть кое-что, что я должна проверить. Да, мне нужно это проверить.

Хоть предложение и звучало слегка скомкано, её тон и глаза были абсолютно бодрыми.

Затем Фелиция схватила Ингуна за руку и спросила:

– Шутра, ты видел Энкиду? Огромный черный дракон, весь покрытый лавой!

– Э, да, видел.

Услышав ответ Ингуна, Фелиция повернулась и спросила Кейтлин, которая будила Сейру.

– Кейтлин, а ты?

– Я тоже видела.

– И я видел.

 

Последним отозвался Каррак. Фелиция сделала многозначительное выражение лица и потрясла кулаком.

– Хорошо, это хорошо. Всё, как в письменах. Я, конечно, немного удивлена, потому что всё это случилось более резко, чем я ожидала, но это всего лишь процедура. Теперь мне просто нужно использовать наковальню.

Было такое чувство, словно Фелиция разговаривает сама с собой, а не с кем-то другим.

Фелиция встала со своего места, а Ингун, повернувшись к ней, спросил:

– Значит, всё закончилось?

– Да, теперь я могу контролировать наковальню. Разве ты не веришь в нуну? – задорно ответила Фелиция, используя одно из восстанавливающих заклинаний.

В то же время Кейтлин и Каррак разбудили Сейру, Делию и Катуин. Все они тоже видели явление дракона.

Фелиция подошла к наковальне и положила на неё обе руки.

– Все возьмитесь за что-нибудь! Я буду использовать наковальню прямо сейчас!

Ингун ухватился за статую гнома, в то время как другие тоже взялись за выступающие части алтаря.

Увидев, что все твердо стоят на ногах, Фелиция начала вливать магическую силу непосредственно в саму наковальню. И в ту же секунду не только сам алтарь, но и весь зал, начало трясти.

Алтарь начал подниматься, а потолок над их головами медленно разошелся на несколько частей и сверху полился свет.

– Свет? Неужели? – нахмурилась Сейра от внезапного появления солнечного света.

Когда их группа вошла в этот зал, была поздняя ночь. Даже если потолок исчез, то политься вниз должен был не солнечный, а лунный свет.

Тем не менее, это был самый настоящий солнечный свет. Ингун глянул на часы, расположенные рядом с мини-картой и был в шоке.

«О, боже. Прошло 12 часов?»

Алтарь продолжал подниматься и вскоре оказался над потолком. Несмотря на голубое свечение, исходящее от алтаря, и сильные порывы ветра, Фелиция держалась обеими руками за наковальню и продолжала скандировать слова заклинания. В обычной ситуации это было бы несложно, но сейчас с неё градом лил пот.

Тем не менее, результат был на лицо. Из дисков вокруг алтаря продолжало исходить сияние.

– Экспедиция! – удивленно выкрикнул Каррак. Каждое окошко, сотканное лучами света, показывало, как сражаются экспедиционные войска Вандала против племени Красной Молнии. Это было похоже на онлайн-трансляцию в интернете.

Так же, как и вчера, экспедиционные войска сражались изо всех сил. Но болотные мамонты, прятавшиеся среди племени Красной Молнии, накрыли их своей мощной магией, а ящеролюды попросту выкашивали ряды орков.

Им казалось, что они смотрят за полем боя глазами болотных мамонтов. И группа Ингуна каким-то образом должна была их использовать.

Ингун быстро взглянул на Фелицию, как вдруг раздался крик Кейтлин.

– Фелиция!

– Госпожа Принцесса! – взвизгнули Делия и Катуин.

Состояние Фелиции, которая контролировала наковальню, было далеко от нормального. Всё её тело дрожало, а из носа и ушей текла кровь. Но даже, несмотря на это, она не отрывала руки от наковальни. Казалось, что это приспособление попросту выкачивает из неё магическую силу.

– Мы должны контролировать наковальню! Помогите госпоже Принцессе! – крикнула Делия Ингуну и Кейтлин, а затем вместе с Катуин положила руки на наковальню. Однако та же участь настигла и двух присоединившихся эльфиек.

Когда магическая сила Делии и Катуин была поглощена наковальней, комнату озарило больше света и появилось больше ветра.

Ингун и Кейтлин, не колеблясь, протянули руки к наковальне и коснулись её в одно и то же время. А затем его сознание связалось с чем-то иным. Прежде чем закричать, Ингун почувствовал Фелицию, Кейтлин и остальных, прикоснувшихся к наковальне.

Казалось, что из него вырвали все магические силы, а сумасшедший водоворот энергии спутал сознание Ингуна.

– Принц! – громко прокричал Каррак, увидев, как из носа Шутры хлынула кровь. Но тот его уже не слышал.

Душа Ингуна была в наковальне. Фелиция и Кейтлин кричали от мощного воздействия магической энергии, в то время как Делия и Катуин уже потеряли сознание и не издавали ни звука.

Магическая сила вирмы Энкиду.

Это был тест на вмешательство посторонних людей!

Его мощь была подавляющей, и ей невозможно было сопротивляться. Таким образом, вполне естественно, что Фелиция не могла контролировать её в одиночку.

Тем не менее, Ингун не упал. Несмотря на то, что его раздирал водоворот магической силы, он взревел и шагнул вперед, поскольку слышал, что его поддерживает голос, идущий, казалось, из глубины его души.

Беловолосая женщина с золотой короной. Её красный и голубой глаза светились, а сама она произнесла: «Завоевание!».

Ингун вновь взревел. Несмотря на страдальческие крики, Фелиция и Кейтлин тоже держались. Ингун собрал всю свою волю и магические силы, а затем влил их в центр водоворота.

Завоевание. Королевская сила, позволяющая покорять и подчинять!

Водоворот разбросало во все стороны, а волшебная сила Энкиду выпустила Ингуна из оков алтаря.

– Принц! Принц!

До ушей Ингуна донесся голос Каррака. Открыв глаза, он увидел задыхающихся Фелицию и Кейтлин. Делия и Катуин всё ещё были без сознания.

Фелиция облокотилась о наковальню и приподнялась. Она не потеряла сознание и видела, что сделал Ингун. С горькой улыбкой, она дочитала слова последнего заклинания.

К наковальне прилагался молот.

И вот, в руках Ингуна появился магический молот, созданный магической силой Энкиду.

Ингун взглянул на Фелицию, и та ему кивнула.

– Сделай это.

Магическая сила Энкиду подсказывала ему, что делать.

Завоевание тоже не оставалось в стороне. Оно словно нашептывало Шутре о том, как побеждать, доминировать и пользоваться Громосветной Наковальней.

Прежде всего, он должен был взять под контроль болотных мамонтов.

Ингун перехватил молот поудобнее, а затем ударил им по наковальне.

Оставить комментарий