Глава 46. Пришествие

Опция "Закладки" ()

В Саге о Рыцарях существовало шесть старейших драконов.

Каждый из них обладал силой, сопоставимой с богами, однако игроки относились к ним так, словно они были чем-то незначительным. Причина такого отношения была простой. Из шести лишь один дракон, Страж Квейн, повлиял на события игры напрямую.

«И то, его вмешательство было достаточно косвенным»

Страж Квейн также был известен как «святой дракон» и являлся сильным сторонником воина Локка. Именно он дал Локку Меч Воина и нашел для него лучших наставников.

Оставшиеся пять драконов лишь изредка упоминались в описаниях некоторых предметов, таких как Громосветная Наковальня.

Старейшие драконы.

С этими существами невозможно было столкнуться в Саге о Рыцарях. Тем не менее, Ингун уже испытал с ними кое-какой контакт. Сперва – благодаря Сотрясателю Земли, перчатке, зачарованной самим Великим Энкиду. И вот, теперь перед ним стояла частица Бдящей Айнкель.

Ингун задавался вопросом: зачем? По какой причине она хочет поговорить с ним?

Ингун смотрел на Айнкель. Эта женщина, облаченная в одежду из синих листьев и стеблей, была проявлением чего-то другого, нечеловеческого. Стоило отметить торчащие из-под волос уши, похожие на эльфийские, и оленьи рога на голове.

– Я – частица Айнкель, упавшая на Поля Энгера.

Её голос был таким же красивым и загадочным, как и внешний вид. Тем не менее, внутри всё было иначе. Её лицо было холодным, как лёд.

Умела ли она читать мысли или просто догадалась, о чем подумал Ингун, но кивнув, женщина произнесла:

– Да, Бдящая Айнкель уже мертва. Я часть её сильной воли, оставшейся в этом мире.

Она не появлялась в Саге о Рыцарях, потому что уже была мертва? Но что могло стать причиной смерти дракона? Неужели она умерла от старости?

В прошлом он попросту пропускал мимо ушей подобные истории, однако теперь, увидев Энкиду, Ингун не мог себе этого позволить. Такое огромное существо, размером с гору, вряд ли умерло бы просто так.

Тем не менее, частица Айнкель больше ничего не стала говорить о смерти дракона.

– Нет времени. Благодаря нескольким случайным совпадениям, я столкнулась с настоящим чудом. Благодаря силе Энкиду, скрытой в этом оружии, я смогла Вас найти. Когда Вы оказались в этих местах, то я смогла донести до Вас свой зов и организовать эту встречу.

Скорее всего, она говорила о том, что Аура Ингуна была усилена Сотрясателем Земли, а потому он и смог откликнуться на призыв женщины.

– Я – фрагмент Бдящей Айнкель. Давным-давно я была возрождена как хранительница Полей Энгера. Дети этих мест называют меня Зеленым Ветром.

«Зеленый Ветер!»

Ингун знал это имя. На него молились все кентавры и сатиры. Даже в Саге о Рыцарях упоминалось, что у Полей Энгера есть свой защитник – Зеленый Ветер.

Женщина сделала ещё один шаг по направлению к Ингуну и местность вокруг изменилась вновь.

Теперь они находились в каменном храме, стоящем посреди широкого луга. Это было самое обыкновенное место, куда люди приходили помолиться.

– Это мой дом, и в нем содержится источник энергии частицы Бдящей Айнкель.

От слов Зеленого Ветра, Сотрясатель Земли вновь полыхнул красно-желтым пламенем. Женщина, смотря прямо в глаза Ингуну, продолжила:

– С севера приходят монстры. Они идут прямо к моему дому и намерены уничтожить его, а затем пожрать мой дух. Это уничтожит Поля Энгера. Мои дети также в большой опасности.

– Вы имеете ввиду атаку касиосов? – впервые за всё время спросил Ингун, однако Зеленый Ветер резко покачала головой.

– Дело не только в них! Всё не так, как в былые времена. Есть те, кто идёт сюда вместе с касиосами.

Зеленый Ветер махнула рукой и окружающий пейзаж в очередной раз изменился. С диким ревом перед ними бежала целая орда касиосов и еще каких-то гигантских монстров. Их словно собрали из разных частей: головы были козлиными, верхняя часть туловища – от огров, а нижняя – с четырьмя ногами, как у кентавров. В целом, они напоминали собой огромных рептилий.

Это было не просто видение. Вся эта орава действительно двигалась.

– Одним моим детям не под силу остановить угрозу. Вы – другой. У Вас уже есть сила Энкиду, а еще кое-что Вы получите от меня. С помощью этой силы Вы сможете остановить угрозу с севера. Защитите Поля Энгера и моих детей.

Голос Зеленого Ветра стал мягким, словно ветер. Она схватила Ингуна за руку и продолжила:

– Времени больше нет. Они рядом. Пожалуйста, поспешите.

В этот момент сознание Ингуна взлетело высоко вверх и он с высоты птичьего полета увидел небольшой храм и стекающихся с севера монстров.

– Да прибудет с Вами благословление ветра, – сказала на прощанье Зеленый Ветер, поцеловав Шутру в лоб и растворившись в вспышке света.

– Принц!

Ингун резко открыл глаза и увидел стоящих перед ним Карму и Каррака. В палатке горела лампа.

Не отвечая орку, Ингун посмотрел на свою правую руку. Вместо надетого Сотрясателя Земли его правая рука держала небольшой зеленый огонёк.

– Часть Зеленого Ветра, – пробормотал Ингун и поспешно активировал мини-карту.

Даже если он еще не был там, но мог хотя бы проверить.

Небольшой храм располагался на северо-востоке. Касиосы двигались с юго-востока, так что не удивительно, что кентавры их не заметили.

Как и говорил Свирепые Глаза, кентавры в основном следили лишь за севером, откуда всегда и приходили эти твари.

Ингун прикинул расстояние и сглотнул. Не зря Зеленый Ветер говорила, что ему нужно спешить.

– Каррак, вставай. Готовься к битве. А я должен идти к Свирепым Глазам.

Карма была сбита с толку его неожиданными словами, но вот рыцарь по имени Каррак отличался. Без лишних вопросов он тотчас же подскочил и начал действовать.

Выйдя из палатки, Ингун посмотрел вверх. Было уже достаточно поздно и близились сумерки.

 – Свирепые Глаза в своей палатке. Иди с Кармой, а я приготовлю дракосов, – объявил орк.

 

Теперь, когда ситуация стала вполне понятной, Карма перестала мешкать и пошла вместе с Ингуном к палатке вождя.

– Ваше Высочество?

Кентавры, охранявшие шатер Свирепых Глаз, были удивлены внезапным появлением Шутры, однако не подняли оружие, чтобы его остановить.

Ингун вошел в палатку и тут же произнес:

– Я получил откровение от Зеленого Ветра. Мы должны прямо сейчас идти и сражаться.

А затем, чтобы предотвратить любые обсуждения этого вопроса, он предоставил вождю зелёный огонёк в своей руке, который он получил во сне.

Кентавры и сатиры, стоявшие вокруг Свирепых Глаз, признали в нём сущность Зеленого Ветра.

– К-как? – спросил один из них смущенным голосом. Он хотел знать, как и почему 9-ый Принц получил откровение Зеленого Ветра.

И реальность была именно таковой. Свирепые Глаза вернул Шутре зеленый огонек и спросил:

– Куда нужно идти?

– Главный вождь? – удивленно ахнули кентавры. Обещанный сбор войск должен был произойти только через трое суток.

Тем не менее, Свирепые Глаза смотрел только на Шутру.

– На северо-востоке есть небольшой храм. Мы должны идти туда. Зеленый Ветер в опасности.

Вождю кентавров также было известно о храме на северо-востоке. Это место никогда не считалось важным, однако Свирепые Глаза не проявил никаких признаков сомнения.

– Я верю Принцу.

Значение слов вождя было вполне ясным. Кентавры больше не осмелились переспрашивать своего предводителя и просто выбежали из палатки, затрубив в свои горны. Это был сигнал к началу боя.

Ингун вышел из палатки и увидел Каррака, ведущего двух дракосов.

– Принц, мы здесь!

Затем Шутра экипировал Сотрясателя Земли и, оседлав одного из дракосов, вышел из поселения вслед за Кармой.

Ситуация была неординарной. Покинув Дворец Короля Демонов, он даже не предполагал, что всё пойдет именно так.

Но это было прямое поручение от Короля Демонов.

Знал ли Митра, что ситуация развернется именно таким образом? Более того, даже если он знал, то почему выбрал именно Шутру среди всех остальных принцев и принцесс?

У него было еще несколько вопросов.

Что так повлияло на касиосов? И что бы произошло, не узнай он про атаку храма Зеленого Ветра? Тем более, что её не заметили даже кентавры.

Где-то наверняка был правильный ответ, который смог бы дать разгадку всем этим вопросам.

Ингун отвлекся от своих мыслей и посмотрел на кентавров, которые вот-вот были готовы выдвигаться. Они спешили, а потому сборы производились не самым должным образом.

Свирепые Глаза дунул в огромный горн и 300 кентавров, включая Ингуна, двинулись за ним.

***

Маневренность кентавров, которые являлись настоящей кавалерией, была по-настоящему потрясающей. Ингуну довелось маршировать вместе с орками во время покорения племени Красной Молнии, а потому он сполна ощутил разницу между пехотой и конницей.

Они бежали вперед, а солнце садилось всё ниже и ниже. Карма, будучи единственным представителем пехоты, взмокла, но продолжала бежать наравне с Ингуном.

Необычно было видеть так много кентавров за раз. Но вот, передние ряды кентавров обнаружили небольшой храм, охваченный зеленым свечением, что было не совсем характерно для его обычного состояния. А еще дальше, впереди, были обнаружены подступающие противники.

– О, Боже.

– Зеленый Ветер.

У кентавров пропали все сомнения в правильности решения вождя. Некоторые из них не смогли совладать с собой и стали смотреть на Ингуна.

Свирепые Глаза оставался спокойным. Кентавры постепенно снизили скорость и начали подсчет количества касиосов.

Противников насчиталось около 400-500 особей. Кроме того, они впервые видели монстров, встречавшихся среди бегущих касиосов.

Из-за столь большого количества врагов и неизвестных монстров, кентавры в обычной ситуации попытались бы уклониться от сражения. Но сейчас был далеко не тот случай, когда можно было избежать боя.

– Принц, они сбиты с толку нашим появлением, – остановился и сказал Ингуну вождь. Но вскоре их всех, так или иначе, ждала битва.

Ингун посмотрел на касиосов и вспомнил слова Зеленого Ветра. Она не говорила, чтобы они шли просто сражаться. Ингун должен был впитать оставшийся фрагмент Айнкель, чтобы победить северную угрозу.

В храме явно что-то находилось.

– Я иду в храм. Не позволяйте им приблизиться к нему, – сказал Ингун Свирепым Глазам.

Кентавр не стал переспрашивать. Он просто достал лук и ответил:

– Я дам Вам девять человек. Держитесь в безопасности.

Меж кентавров прозвучал рожок. Ряды кавалерии выстроились в защитное построение, огородив храм, в то время как Ингун побежал внутрь. Следом за ним последовало несколько кентавров, Каррак и Карма.

Со стороны касиосов звучание горна не раздавалось. Вместо этого с той стороны донесся оглушительный рев.

Небо становилось всё темнее и темнее.

Оставить комментарий