Глава 152. Город героев.

Опция "Закладки" ()

Помимо сооружения «горного лифта», каменщики Сянбо также приняли участие в перестройке тайного пещерного города.

Эти каменщики, страстные любители волшебных сказок, полностью дали волю своему воображению: на грубоватых, простых каменных стенах появились всевозможные статуи духов и необычайных магических зверей, они выглядели как живые; даже на каменных ступенях можно было увидеть разнообразные узоры. Воспетые бродячими поэтами героические битвы древности были воспроизведены на стенах, естественно, не обошлось и без изваяний исторических правителей Сянбо. Сунь Фэй был правителем меньше трех месяцев, но он стал инициатором возрождения Сянбо, его статуй было больше всего. На склоне горы расположилось пять статуй с выражением радости, гнева, сочувствия, милосердия, а также изваяние Сунь Фэя с вытянутым мечом высотой тридцать-сорок метров, они возвышались на востоке, юге, западе, севере и центре соответственно; от них веяло невыразимой магией и величием.

Эти скульптуры были сделаны по собственной воле каменщиков, а вовсе не из желания угодить правителю или по его требованию.

Помимо этого, другим заметным новшеством была посадка в каменных пещерах большого количества зеленых растений.

В это время в подземном пещерном городе можно было увидеть все растения, встречающиеся в Сянбо, из-за особых атмосферных и температурных условий, сложившихся в пещерах, несмотря на позднюю осень, когда листья деревьев на улице опали, похолодало, внутри растения по-прежнему были зеленые и свежие, повсюду, куда достигал взгляд, была зелень; Сунь Фэй поднапрягся и, используя свои скудные знания в области биологии, создал особую циклическую систему, напоминающую теплицу; наличие растений улучшало качество воздуха в пещерах, а качество воздуха, в свою очередь, позволяло зелени преодолеть сезонные изменения и быть вечнозелеными… Весь подземный пещерный город постепенно превратился в самостоятельную экологическую циклическую систему.

Естественно, работы по перестройке подземного города потребовали немалых усилий от «гостей» из темного мира.

Воды из подземной реки проходили через несколько простых волшебных фильтров, сооруженных монахиней матушкой Акелой, и подавались в специально вырытые каменщиками каналы на склоне горы; после такой обработки вода становилась уже не такой холодной, наоборот, была теплой и полной жизни. Полив, ирригация – монахиня Акеля и послушники были охвачены желанием строить. Они даже проявили оригинальность и построили несколько десятков искусственных волшебных фонтанов; весь подземный пещерный город стал похож на рай на земле, везде была зелень и вода, как в прекрасном сне.

Вода циркулировала по замкнутой системе, над поверхностью поднимался легкий белый туман, в воде резвились специально запущенные рыбки с красными хвостами.

Весь подземный город был красив, как рай, было невозможно связать его с той мрачной тюрьмой, которая была здесь раньше.

Это было то, что Сунь Фэй неоднократно представлял себе во сне.

«Государь, дайте имя этому месту!»

«Да, ваше Величество, работы по перестройке подземного города почти окончены, нужно его теперь назвать!»

Занятые работой солдаты, каменщики, жестянщики окружили Сунь Фэя, сейчас они сильно полюбили это волшебное место. Когда они начинали работы, то и не думали, что смогут создать такую красоту, теперь же на их лицах были гордые улыбки, преисполненные чувства собственного успеха.

Сунь Фэй рассмеялся: «Ха-ха, с сегодняшнего дня подземный город Сянбо станет нашей тайной базой снабжения и местом подготовки людей, он был создан благодаря тяжелому труду наших людей и буквально полит их потом, назовем его….» — произнеся эти слова, Сунь Фэй раскрыл руки, мелькнула вспышка света, и появился двухсторонний фиолетово-зеленый меч; на глазах у обитателей подземного города он быстро подошел к огромному камню, стоящего у входа в пещеры на склоне горы. Внезапно небеса разверзлись, двухсторонний меч превратился в две радуги, фиолетовую и зеленую; меч прошел по камню змеей, сверкающие искры разлетались вокруг, осколки камня сложились в слова: «Назовем …его… город… героев!»

Город героев!

Сунь Фэй опустился на землю, он видел, как у всех на глазах вслед за падающими осколками, на камне уверенно появляются большие буквы. Слова выглядели весьма внушительно, буквы грозили разорвать камень и выскочить наружу, выглядели как живые; все это потрясало людей.

На склоне горы раздались радостные крики.

 

«Город героев, ха-ха, у этого названия есть два значения. Во-первых, это прекрасный каменный город был построен потом и кровью героических жителей Сянбо. Во-вторых, я надеюсь, что, начиная с сегодняшнего дня, каждый вышедший из каменного подземного города Сянбо станет великим героем!»

Сунь Фэй не успел договорить, как кровь ударила в голову некоторым воинам и каменщикам Сянбо. На этом материке, где царили жестокие порядки, люди с таким низким статусом довольствовались очень малым. Если его Величество назвал их «героями», то этого было достаточно, чтобы этот великий титул передавался его потомкам.

Люли постепенно разошлись, отправившись заканчивать последний этап работ в [городе героев].

Начальник охраны Петр Чех с подчиненными ему волшебными воинами занимался контролем и обороной на земле; только вызванный на время начальник тюрьмы Олег неотступно следовал за Сунь Фэем. Зайдя в специально приготовленную для правителя каменную комнату, Сунь Фэй оценил обстановку и удовлетворенно кивнул головой. Вся обстановка состояла в основном из каменных столов и стульев, посередине небольшой красивый прудик с фонтаном, на его поверхности струилась рябь, а внутри резвились золотые рыбки с красными хвостами, зеленели цветы и травы; все было отделано без роскоши, просто и чисто, как любил Сунь Фэй.

«Расскажите-ка, как идет разведывательная работа?» — Сунь Фэй взял корм для рыб. Стоя у фонтана и играя с рыбами, спросил он мимоходом.

«Очень успешно, этих ребят никак не назовешь благородными дворянами, все они напуганы, как крысы. Драгба и Пирс привязали камни к ногам нескольких их стражей и утопили в реке Цзули, остальные сразу же испугались до смерти. Правители девяти государств не посмеют оказать никакого сопротивления, все они подписали новые верительные грамоты. По приказу вашего Величества мы выпустили их самых верных охранников, чтобы они той же ночью отвезли верительные грамоты и потребовали от каждого государства контрибуции…» Начальник тюрьмы Олег, подстраиваясь под остальных, также подошел и с нарочито радостным видом сказал: «Мы отдельно допросили правителей каждого государства; говорят, что они в этот раз посмели объединиться для совместного нападения не только потому, что не хотели выплачивать контрибуцию по соглашению, подписанному с предыдущим правителем, а в основном по подстрекательству некого таинственного человека».

«А? Таинственного человека?» — Сунь Фэй покрошил корм для рыб, высыпал в пруд и отряхнул руки: «Что же это за таинственный человек?»

«Эти дураки-правители не знают его точного статуса, у них только приблизительные сведения. Это, должно быть, некий могущественный маг, прибывший из столицы империи Санкт-Петербурга. Только в этот раз он не отправился на войну сам, у него есть подручный, тот самый маг системы ветра, который первым начал драку на каменном мосту. Он прибыл в город вместе с союзной армией, сейчас мы его поймали, но он — отпрыск большой знатной семьи из столицы, у него есть статус, он крайне высокомерен. Без приказа вашего Величества бы не посмели казнить его, поэтому…» — на лице начальника тюрьмы Олега мелькнуло беспокойное выражение. Когда дело касалось знатных столичных семей, их статус был еще более важен, чем даже у правителей девяти государств, поэтому Олег не мог действовать необдуманно, такие вопросы должен был решать Сунь Фэй.

«Действительно, идиоты, они даже не выяснили, кто это был; под влиянием провокатора они потеряли способность рассуждать и отважились пойти на риск и напасть на Сянбо? Как эти ребята с объеденным червями мозгом смогли стать правителями?» — Сунь Фэй презрительно рассмеялся и покачал головой; его лицо вдруг стало суровым, он сказал: «Не обращайте внимания на эту чертову столичную знать, не жалейте ничего, достаньте мне этого подстрекателя! Вы должны знать, что в маленькой темной комнате Сянбо нет ни одного врага, который осмелился бы поднять голову! Раз уж они посмели воевать с Сянбо, пусть тогда попробуют такую жизнь, по сравнению с которой смерть покажется им мечтой. Я помню, Олег, разве тебя раньше не называли «помощник духа смерти», жестоким и хладнокровным, пугающим до смерти? Примени все те способы принуждения, которыми ты владел, управляя [тюрьмой смерти], те приемы, которые заставили бы заплакать даже камень! Запомни, врага ни в коем случае нельзя жалеть, у черной комнаты есть одно назначение – я должен знать только то, что я хочу знать!»

«Слушаюсь, ваше Величество!» — решительный тон Сунь Фэя заставил толстого начальника тюрьмы Олега вздрогнуть и выпрямить спину.

«Отложим это на время, выполняй быстрее!» — говоря, Сунь Фэй взмахнул рукой и ровный, квадратной формы кусок бараньей кожи полетел в сторону Олега и удивительным образом попал ему в руки. Сунь Фэй продолжил: «Там написано то, что ты должен сделать в течение месяца, начиная с сегодняшнего дня». Сунь Фэй не объяснял, но, помимо начальника тюрьмы Олега, основные руководители Сянбо Бест, Брукс и другие тоже получили подобные указания.

Олег остолбенел, он сразу понял, что имел в виду Сунь Фэй, он удивленно произнес: «Ваше Величество, вы…. Вы хотите уехать из Сянбо на какое-то время?»

Сунь Фэй кивнул головой.

Больше он ничего не говорил, только стоял перед прудом с фонтаном, его взгляд скользнул по тени Олега, каменной комнате, где они сидели, он посмотрел на самые дальние и глубокие места склона горы. Там была огромная, высотой более двадцати метров черная железная дверь, она напоминала окровавленную пасть гигантского зверя, никто не знал, куда она ведет. На протяжении двухсот с лишним лет правители Сянбо пытались выяснить это, но лишь терпели огромные потери; никто не могу приблизиться к спрятанной там тайне.

«Ваше Величество, ни в коем случае…» — Олег посмотрел туда, куда кинул свой взгляд Сунь Фэй, и сразу понял, что он собирается делать, он ошеломленно говорил: «Ваше Величество, это слишком опасно… Слишком опасно!»

Оставить комментарий