Глава 164. Проба меча.

Опция "Закладки" ()

Пламенные звери вставали на дыбы, их ржание разносилось ветром; осенний ветер теребил золотые волосы всадников и их темно-красные плащи. Под закатным солнцем луки и острые стрелы излучали повергающий всех в ужас золотой свет.

В этот момент все в Райсе были объяты страхом, никто не смел подняться, чтобы оплакать этого убитого одной-единственной стрелой всадника дворянина, хотя при жизни он обладал большим авторитетом, и все хотели пообщаться с ним. Даже правитель утирал пот со лба и молился, чтобы подобный духу смерти всадник вдалеке усмирил свой гнев, уехал поскорее и не расследовал ничего больше.

В последнее время неожиданное возвышение Чамборда держало в панике всех в Райсе. Когда союзная армия девяти государств отправилась в карательный поход против Чамборда, она проходила через Райс, и все, естественно, могли видеть ее истинную силу. По крайней мере, если бы они хотели совладать с Райсом, то, безо всякого сомнения, в один момент сравняли его с землей. Однако эта мощная сила вдруг полностью была разбита Чамбордом. Если сравнивать два государства, то, пожелай Чамборд напасть на Райс, это не составило бы никакой сложности, под железными копытами Чамборда у Райса не оставалось никаких шансов, гибель государства была не за горами. Поэтому все, начиная от правителя и знати и заканчивая простым народом, жили в страхе. Узнав, что правитель Чамборда собирается в столицу империи Зенит Санкт-Петербург на большие военные учения, и его путь будет пролегать через Райс, правитель Райса кое-что придумал; с радостью согласился с понижением статуса и заранее собрал придворных, он старался загладить взаимные обиды. Если бы гнев правителя Чамборда удалось рассеять, то он смог бы спокойно удержаться на троне Райса, ну и что, что для этого пришлось бы упасть на колени и прикинуться несмышленышем.

Как видно, грубые слова того злосчастного дворянчика попутным ветром принесло в уши всаднику-разведчику Чамборда, и тот одним ударом пристрелил его. Ни у кого в Райсе не хватило смелости обвинить этого обычного всадника в том, что он застрелил представителя знати своей страны, они лишь надеялись, что господин всадник смирит свой гнев и не станет передавать те слова своему вспыльчивому господину… Иначе правителю Райса пришел бы конец.

В этот момент бледный толстяк – правитель Райса – подбежал и несколько раз пнул знатного юношу. «В самый важный момент ты, дурак, подбежал и начал говорить непонятно что, сам умер, черт с тобой, но не надо было втягивать сюда весь Райс».

Ху-лю-лю!

Коротко заржал пламенный зверь, всадник Чамборда, наконец, отвел холодный взгляд, развернулся и ускакал прочь.

Только теперь все в Райсе смогли вздохнуть спокойно.

По-прежнему нервничая, правитель Райса отдал приказ: «Слушайте мой приказ, с сегодняшнего дня любому человеку из Чамборда следует во всем потакать, надо, чтобы любящие прогуляться в Чамборд поохотиться и пограбить знатные отпрыски вели себя поприличнее; если они разозлят правителя Чамборда, то никто их не спасет!»

Разумеется, Сун Фей знал обо всем, что творится за его спиной.

Убивший этого невежливого дворянчика преданный гвардеец Фернандо Торрес первым делом обстоятельно доложил о происшедшем его Величеству. Сун Фей лишь слегка улыбнулся, но не стал впадать в ярость. Для него расправиться с таким злобным соседом, как Райс, было делом времени, но сейчас самым важным было извлечь все выгоды и права из больших военных учений. Не стоило торопиться с уничтожением этой мелочи, поэтому Сун Фей не стал возвращаться и убивать этого предателя.

Райс был государством пятого ранга, и его территория была больше, чем у Чамборда, однако, за ночь отправившаяся в поход армия полностью пересекла его и вступила в пределы другого государства – Чернокаменск.

Если Райс был всего лишь неприятным соседом, то Чернокаменск был непримиримым смертным врагом.

На учениях три года назад именно Чернокаменск и могущественные силы за его спиной с помощью недостойных способов на глазах Чамборда буквально прошли по головам и стали страной четвертого ранга. Большая часть конфликтов и трений между Райсом и Чамборда была тайно спровоцирована подстрекателями Чернокаменска. Кроме Райса, соседями Чамборда были еще четыре примерно равных по силе государства, специально поддерживающие с Чернокаменском хорошие отношения. Благодаря подстрекательству, убеждению, угрозе применения военной силы они стали врагами Чамборда. Благодаря этим трениям Чернокаменск неплохо разбогател и, что самое главное, за счет угона населения значительно увеличил свою силу.

Враждебное противостояние между двумя государствами продолжалось много лет, уже было не разобраться, кто перед кем виноват. Недавно правитель Чернокаменска сказал, что на этих больших учениях он собирается полностью уничтожить Чамборд. Кроме того, на недавнюю церемонию коронации Сун Фей Чернокаменск отправил своих посланников Нета и Сайруса для демонстрации силы и провокаций; они даже вступили в заговор с целью убийства принцессы, но судьба была не на их стороны, и в войне Пика Восточной горы они погибли, даже тел не нашли…

Вечером экспедиция Чамборда разбила лагерь на берегу озера в лесу Чернокаменска.

Войска только-только вошли в Чернокаменск, но в их поле зрения уже были видны всадники-разведчики. Правителю Чернокаменска было уже за пятьдесят, но он оставался весьма честолюбивым; «милитарист» — это слово прекрасно ему подходило, особенно после того, как три года назад его государство стало страной четвертого ранга и получило от империи щедрые дары в виде тайных книг. Население и военные силы увеличились, мощь страны действительно укрепилась, поэтому, увидев на границе разведчиков Чернокаменска, Сун Фей нисколько не удивился.

«Не обращайте на них внимание, поднимайте знамена Чамборда, выпускайте свистящие стрелы, поставьте заслон на расстоянии пятисот метров, если они осмелятся туда проникнуть, убивайте без сожаления!» — Сун Фей, глядя на намеренно передвигающихся туда-сюда с кнутами в руках всадников Чернокаменска, холодно усмехнулся и отдал приказ.

Очень быстро над центром лагеря поднялись знамена с двуглавой собакой, мечами и топорами; издавая хлопающий звук, они реяли на ветру.

В-ж-ж-и-к!

В воздухе пронеслись резкие звуки.

В следующий миг четыре резные стрелы с белым оперением пронзили воздух и воткнулись в мертвой зоне на расстоянии пятисот метров от лагеря, концы стрел были смочены свежей кровью. В традициях материка Азерот это означало лишь одно – если прилетела кровавая стрела, жди боя без пощады!

 

Покончив с этим, войска Чамборда развернули печи и стали готовить ужин.

Очень скоро настала ночь, на небо взошла волшебная яркая луна, от нее шел чистый свет, земля как будто покрылась волнами серебряного песка. Свет луны отражался в водах озера неподалеку. Из лагеря доносился радостный громкий смех; издалека можно было увидеть пламя костров и полуголых мужиков, занимающихся борьбой…

«Командир, что нам делать?»

Неизвестно, когда именно во мраке ночи на холме, находившемся на расстоянии тысячи метров от войска Чамборда, появился отряд из двадцати с лишним образцово вооруженных копьями и щитами в форме утки всадников. Во главе его был человек возрастом за пятьдесят, в левой руке он держал миланский шлем, инкрустированный редкими блестящими рубинами, густые золотистые волосы и покрывающая все лицо борода торчали, как стальные иглы, глаза блестели, как у орла, плотная броня не могла скрыть исходящую от этого мощного старика жестокость и воинственность. Он напоминал свирепого зверя, который в любой момент мог выбрать жертву и растерзать ее.

Услышав вопрос подчиненного, старик надел шлем так, что снаружи остались лишь холодно блестящие глаза, посмотрел воткнутую неподалеку покрытую кровью стрелу с белым оперением. Все сомнения исчезли, он поколебался немного, повернул голову и сказал: «Действуем по плану, велите всем частям приготовится, потом отправьте разведчиков, чтобы они следили за действиями противника. И еще, отправьте людей, чтобы они сообщили тем новость о прибытии армии Чамборда!»

«Вперед!»

«По коням!»

Свирепый старик был впереди отряда, он пришпорил коня и исчез во мраке ночи, более двадцати всадников неотступно следовали за ним.

Но всадники и не догадывались, что не прошло и нескольких минут после их отъезда, как на холме появилась мощная тень; длинные черные волосы развевались при свете луны, темно-красный плащ, прикрывавший легкую броню, парил на ветру; он был как демон с глазами, казалось, вобравшими в себя свет всех звезд. При виде скрывшихся вот тьме теней всадников на его лице появилась улыбка: «Ха-ха, я был о вас слишком высокого мнения, нужно чуть больше половины дня, духам Быка, Черта, Змеи не терпится взяться за дело, выходите, выходите все, попробуйте, насколько остры мои мечи!»

В-ж-и-и-к!

Сверкнули потоки зеленого и фиолетового света, темная тень исчезла на холме. Одновременно с этим два огромных, диаметром три-четыре метра дерева на холме оказались разрубленными, место пропила блестело, как зеркало, один испускал черный дым, другой был покрыт тонкой коркой льда.

На дальнем берегу озера по-прежнему горели костры, атмосфера была очень веселая, пограничники Чамборда под свист осеннего ветра, обнажив шеи, с жадностью поедали мясо, аромат хмельного пива разносился далеко вокруг.

В полночь внезапно появились темные тучи, закрывшие яркую луну и сверкавшие звезды.

Наступила невиданная прежде темнота, похожая на густую неразбавленную тушь.

В это время большая часть людей в отряде, кроме караульных на дежурстве, погрузилась в сладкий сон.

В палатке правителя Чамборда Сун Фей, на большой мягкой и теплой звериной кровати, спали, укрывшись теплым одеялом, одетые в кимоно Анжела и Эмма, на их прелестных личиках была сладкая улыбка. Для двух не покидавших в сознательном возрасте Чамборда девушек все, что они сегодня увидели, обладало необычайной новизной; день был просто прекрасный.

Сун Фей же сидел на стуле посередине палатки, в руках у него была чистая белая кожа; он медленно и тщательно протирал фиолетово-зеленый меч; его лезвие при пламени жаровни испускало леденящий душу свет; на лице Сун Фэя выступила слабая улыбка, которая, тем не менее, таила в себе злость…

И в это время…

«Бей…!»

«Вперед, убейте их…»

Землю сотряс стук бесчисленных лошадиных копыт; моментально издалека перенеслись духи убийства.

Оставить комментарий