Глава 510. Ужас и восторг

Доменек затрясся от слов Ясина как от удара, весь побелел, в его глазах плескалась и надменная ярость, и страх, пробиравший до костей.

Сун Фей не знал, что произошло двадцать шесть лет назад, но император Ясин определенно тогда стал худшим из кошмаров мага, иначе бы маг солнечного ранга не трясся так от нескольких слов, если бы Ясин сейчас атаковал, он бы бросился бежать.

В этот момент в море магмы что-то глухо бухнуло.

Этот звук словно отрезвил Доменека.

Его тело вздрогнуло от какой-то новой мысли, и он поднял глаза на старого противника, в изумрудных глазах мелькнуло выражение радости. Главный императорский маг Леона безумно расхохотался, он совсем забыл про приличествующие мастеру солнечного ранга манеры, руками схватился за живот, из глаз текли слезы.

— Над чем смеешься?  — улыбаясь, спросил Ясин.

— Ха-ха-ха, я смеюсь… ха-ха-ха, Ясин, горе от ума, ты сам себя перехитрил, ха-ха-ха, я понял…Ха-ха, когда ты засылал эту приманку в Леон, ты не подумал, что я уже перешел в ранг большого солнца, потому что я об этом никому не говорил… Ха-ха-ха, иначе бы ты не осмелился заманивать меня сюда, из-за болезни ты не совершенствовался, и так и не перешел на ступень большого солнца, ха-ха-ха, сейчас ты, а не я, слабее,  — хохоча, еле проговорил Доменек.

— Ты прав, я, действительно, не перешел в ранг большого солнца,  — прямо ответил император Зенита.

— Ха-ха, это твоя роковая ошибка, теперь ты не смеешь мне противостоять, ты сам нашел свою смерть, я думал — ты вот-вот умрешь, и тут ты неожиданно появился, ха-ха, отлично, тогда я не смог убить тебя, но сегодня — как раз подходящий случай,  — уже безо всякого страха сказал Доменек:

— Кстати, ты знаешь, как я перешел на ступень большого солнца?

— Если хочешь рассказать, то я с удовольствием послушаю,  — непринужденно ответил Ясин.

В глазах Доменека мелькнули досада и ненависть, и он начал неспешно припоминать:

— Это все благодаря тебе. Гм, были времена, когда мы с тобой были равны, оба — такие молодые, кто мог с нами сравниться? Жаль только, что ты, Андрей Ясин, всегда был на виду, всегда — первый талант, лучший гений на миллионы километров вокруг, создал легендарную технику [Удар

дракона], знаменитый и несравненный, а я — хоть и был непобедимым магом, лучшим из лучших магов, но кто вспомнил обо мне на фоне тебя? То сражение с тобой глубоко ранило меня, разбило мне сердце, я еле-еле мог тренироваться в последующие годы, хорошо еще, что император Жуниньо лично разбил тебя, положив конец твоей сказке… Хе-хе, хотя ты тогда сбежал, но недавно я узнал, что ты скоро умрешь, и нависшая надо мной угроза исчезнет, и я, наконец, сниму оковы, ха-ха, год назад я перешел в солнечный ранг, а ты — впустую потратил эти двадцать пять лет. В конце концов, ты стал причиной моего подъема, ха-ха-ха, не думал, что ты так мне поможешь, какая ирония, а? Боги судьбы, в итоге, выбрали меня.

— Не думал, что так выйдет,  — спокойно ответил Ясин:

— Нельзя не признать, ты — и правда талантлив, раз после такого поражения смог оправиться и подняться, жаль, что я не верю в судьбу, а только в себя самого, поэтому даже если твои боги тебя и выбрали, то я докажу, что и боги могут ошибаться.

— Ты…  — Доменек был уязвлен таким ответом, на его лице проступило разочарование, затем гнев, он не увидел на лице старого врага ни раскаяния, ни досады, и, вскинув брови, злобно проговорил:

— А ты — все такой же самонадеянный, но в этот раз тебе нечем передо мной кичиться.

— Правда? Это можно проверить только в бою,  — улыбаясь, нарушил молчание Ясин.

 

Доменек рассмеялся:

— Ха-ха, хорошо же, я покажу тебе разницу между солнечным рангом и пиком полной луны, эту пропасть даже тебе не преодолеть, ха-ха-ха, двадцать шесть лет прошло, ты — все тот же, а я — уже не тот, что двадцать шесть лет назад, и наши роли поменялись местами!

— Если я не ошибаюсь, то двадцать шесть лет назад ты говорил то же самое, но тогда ты на пике верхнего уровня полной луны проиграл мне, на нижнем уровне полной луны, не так ли? Неважно сколько раз мы будем сражаться, результат один, ты всегда будешь мне не соперник,  – когда император произнес эти слова, то энергия его тела начала возрастать, и он крикнул:

— Довольно слов, давай, покажи на что способны твои силы солнечного ранга, которыми ты так гордишься.

— Хорошо же, сегодня я похороню так называемого гения Ясина,  — Доменек начал читать заклинания.

Древние витиеватые слова, слетавшие с его губ, отзывались во всем пространстве [Мира ослепительного огня], словно все в нем резонировало с ними, энергия огня бушевала все сильнее, все вокруг покраснело, валил дым, температура сильно поднялась.

Первым не выдержал принц Вертонген, самый слабый из присутствующих – доспехи на его теле начали плавиться как шоколад, да и давление на него было огромно. Стоявший за его спиной император Аякса нахмурился, и суббожественное энергетическое оружие [Ярость песка] образовало оранжевый защитный купол, под которым укрылись император и принц, Мердок и стоявшие рядом два телохранителя. Принц Сен-Жермена Жинола тоже использовал свой [Чёрный кристальный посох], сотворив темную завесу, за которой укрылся вместе со своими четырьмя обворожительными спутницами.

Верховный некромант Хассалбэнк и Сун Фей, как более сильные, сотворили себе по защитному куполу, оградившему их от палящего жара. Плохо приходилось четырем членам церковного отряда, так как господин Пелегрини был убит, а Гарсия тяжело ранен, а сами они были бессильны как-то защититься. Волосы их начали высыхать и закручиваться от жара, кожа чернеть, возникла смертельная опасность.

Сун Фей мгновением руки расширил свой купол так, чтобы укрыть и этих четверых.

Хотя его Величество и не испытывал к церкви никакой симпатии, но, так или иначе, он был в чем-то виноват в произошедшем, кроме того, им и так уже досталось. Но главной причиной был державшийся наособицу Гарсия, который понравился Сун Фею, и потому он спас этих четырех человек.

— Сердечно благодарю вас, ваше Величество [Избранник бога] Александр,  — поклонился Гарсия.

Сун Фей молча улыбнулся и перевел взгляд на поклонившихся ему двоих, чьи жизни зависели от исхода этой схватки.

Послушная заклинаниям мага, кипящая лава притекала к ногам тех двадцати гигантов, и вскоре они раздулись до двухсот метров в высоту и начали приближаться к парившему в воздухе Ясину, шагая по магме как по земле, излучая запредельный жар.

Сун Фей нахмурился.

Хотя он безгранично верил в императора Ясина, но он сомневался в правильности такого спокойного поведения, почему он позволяет Доменеку так спокойно читать заклинания? Все знают особенности боевой тактики магов и воинов, кроме того, в разговоре только что было сказано, что император не перешел в солнечный ранг, так почему он так спокоен?

Двадцать гигантов окружили Ясина.

Сорок кулаков, словно серпы самой Смерти, полетели в него.

Это была невероятно ужасная сцена, потому что под таким ударом не выжить даже воину на пике полной луны. Разница между воином солнечного и лунного ранга хотя на словах и кажется обычной, но на самом деле неизмеримо огромна, как между муравьем и драконом, не зря говорят, что все, кто не перешел в солнечный ранг, подобны муравьям.