Глава 754. Вновь одержимость скелетом

Эта картина абсолютно походила на ту же картину, когда тело [Меча] было захвачено золотым скелетом. Даже тот красный дьявольский туман был очень похож. Сила, что находилась сейчас в теле человека, излучала зло. Казалось, что сбежавший из ада демон сейчас рычал в теле Платинового Принца Уго Льориса.

Поразмыслив, Сун Фей поднял руку, ударив золотой проекцией кулака.

Грохот!

Перевоплотившийся в демона Льорис совершенно не пытался уклониться. Золотая проекция кулака ударилась в него.

Однако кулак, способный сравнять с землёй целые горы, будто ударился о стальное тело, издав металлический звон, и не нанёс никакого повреждения.

От удара Льорис лишь отлетел на несколько сотен метров назад, но вскоре остановился, вернув прежнее равновесие. На его теле не было ран, только доспехи разорвались в клочья. В глазах мерцали красные лучи, словно человека разгневали. Он издал звериный рык и живо полетел обратно, мгновенно очутившись перед Сун Феем.

Бум!

Демонический Льорис ударил кулаком, извергнув невероятно величественную энергию. Струи красного дьявольского тумана превращались в костяного дракона и принимали другие пугающие образы, которые издавали пронзительные, животрепещущие крики, отчего казалось, будто настал конец света. Эти туманные образы окружили Сун Фея. Он погрузился в густой красный туман.

В мгновенье ока всё небо окрасилось в красный цвет.

Даже постепенно пропадавший тонкий слой белого тумана на поверхности моря окрасился в красный цвет, словно наполнился кровью.

Неожиданные изменения в небе тут же привлекли к себе внимание, ожесточённо сражавшихся на море, войск обеих сторон.

Люди Леона издали радостные возгласы, так как теперь можно было воспользоваться случаем, чтобы сбежать, зато люди Чамборда и Византии с небольшим беспокойством смотрели на красный густой туман в небе. Две воюющие стороны уже были окончательно окутаны кровавым туманом и не могли детально разглядеть боевую обстановку.

Но этот необыкновенный, ужаснейший кровавый туман будто и не собирался останавливаться, продолжая без конца расползаться в пространстве.

Даже в звёздных глазах могучих белокурых красавцев Акинфеева и Торреса промелькнула тревога. Они являлись воинами лунного ранга и намного лучше воспринимали могущественность энергии, чем рядовые солдаты и воины звёздного ранга. Естественно, они почувствовали, насколько порочна и мощна была энергия, заключавшаяся в этом кровавом тумане.

Время быстро уплывало.

Кровавый туман в небе становился всё гуще. В это же время раздавались дикие звериные рыки. Единственное, что хоть немного успокаивало людей Чамборда и Византии, это всё никак не замолкавшие металлические звоны от ударов, доносившиеся из тумана. Это говорило о том, что король Чамборда не подвергся опасности, и оба человека вели горячий бой в кровавом тумане.

Мигом пролетели полчаса.

На море.

Военно-морской флот Леона уже оторвался примерно на 500 метров. Прежде, прикрывавший весь флот, отряд кораблей превратился в головной отряд. Пользуясь удобным моментом, флот Леона активировал магические силовые установки, готовясь ускорить своё движение. Требовалось лишь спокойное время для подготовки, чтобы живо ускориться. Эти военные корабли, являвшиеся результатом магических технологий, были способны развить небывалую скорость. Для них не составляло труда — в день проплыть несколько тысяч километров.

Но боевая обстановка в небе вселила лучики надежды в сердца, торопившихся сбежать, людей Леона, поэтому они не стали сразу же убегать.

Люди Византии и Чамборда прекратили преследование.

Командиры и десятки тысяч солдат обеих сторон подняли головы, всматриваясь в красный туман в небе.

Сейчас все понимали, что окончательный и реальный результат боевой обстановки зависел от противостояния двух могущественных воинов.

Время стремительно уплывало.

Когда все уже почувствовали, как их шеи начали изнывать от боли, из густого кровавого тумана раздался отчётливый смех…

— Ха-ха-ха-ха, я понял. Вот оно значит как. Ладно, покончим на этом!

Это был голос короля Чамборда Александра.

Голос затих, а из кровавого тумана тут же пробились золотые лучи, которые разошлись во все стороны, как от взрыва. Тихие крики, которые исходили из красного тумана, мгновенно пропали. Показалось ясное, голубое, как сапфир, небо.

Увидев эту сцену, находившиеся вдалеке люди Леона смертельно перепугались.

Чувствуя, что их конец близок, они мгновенно активировали магические силовые установки. Засверкали зелёные и синие лучи. Военные корабли, словно выпущенные стрелы, резко ускорились, прочерчивая на море поразительные белые следы, и превратились в блики, живо устремившись вдаль.

В то же время кровавый туман в небе, наконец-то, окончательно рассеялся.

Было видно, как в воздухе под ярким, ясным небом величественно стоял король Чамборда Александр. Его чёрные растрёпанные волосы страстно танцевали на ветру, подобно водопаду. От всего его тела исходила необычайно дикая аура. В руках король держал находившийся в полуобморочном состоянии силуэт, который инстинктивно трепыхался. Это был Платиновый Принц Леона Уго Льорис.

Сейчас Льорис безустанно трепыхался. Его красивое белоснежное лицо уже давно приняло свирепый чёрно-красный оттенок, будто было сделано из железа. В нём не осталось ничего человеческого. В глазных впадинах уже нельзя было рассмотреть глаза. Там мерцали лишь красные лучи. С уголков рта непрерывно текла чёрная жидкость. Зубы стали серыми и острыми. Рот будто был заполнен острыми ножами.

Его сила, по-прежнему, находилась в солнечном ранге.

К сожалению, как бы Льорис ни трепыхался, длинная белая ладонь слабо сжимала его шею, делая все его усилия напрасными. В итоге, у Льориса закончились физические силы на то, чтобы барахтаться.

В нём, по-прежнему, присутствовало нечто дьявольское, которое боролось из последних сил, стараясь сбежать. На коже и мышцах, то и дело, вздымались кулаки. К сожалению, всякий раз, как чёрная кожа лопалась, мерцали золотые лучи, которые не давали вырваться этой дьявольской силе!

……

Сун Фей держал в руках Платинового Принца Леона. В этом сражении он, похоже, что-то понял.

 

Опустив голову, он увидел вдалеке флот Леона, который стремительно спасался бегством. Среди более 200 кораблей уже 100 кораблей пропали на горизонте, и их невозможно было выследить. Благодаря тому, что Льорис пожертвовал собой, военно-морской флот Льориса выиграл время на отступление. Если бы не, недавно зародившиеся в сердцах людей Леона, лучики надежды, они бы не задержались на море и уже бы все к настоящему времени скрылись из виду.

Сун Фей мелькнул и в следующую секунду появился перед, ещё не успевшим уплыть, флотом Леона.

Он взмахнул рукой в сторону моря. Золотой столб света вырвался из его ладони и ударил в спокойную гладь моря, тут же подняв бурлящую волну высотой несколько десятков метров, которая мгновенно превратила в беспорядок военное построение из 60-70 кораблей, не успевших разогнаться до максимальной скорости. Все солдаты на палубах зашатались.

Сун Фей ударил подряд более 10 кулаками, тут же подняв гигантские волны.

Менее 100 кораблей Леона, следом за волнами и ветром, заколыхались. Несмотря на то, что они не перевернулись, однако, они утратили равновесие, которое требовалось для работы магических силовых установок. Скорость кораблей мгновенно упала. Для того, чтобы снова активировать эти магические установки, требовалось как минимум 5 минут спокойствия. Теперь не оставалось шанса сбежать.

Уже стало понятно, какая участь ожидала повреждённый флот из менее 100 кораблей в противостоянии со старцем солнечного ранга.

……

В дальнейшее сражение Сун Фей не вмешивался.

На одной стороне находились такие мастера лунного ранга, как Торрес и Акинфеев, а также король Византии Константин и другие святые воины и мастера Чамборда. Несмотря на то, что в количественном отношении преимущество, все равно, занимали люди Леона, однако, уже давно утратив боевой дух, они перестали существовать, как единая армия. Сраженье длилось с утра до полудня. Люди Леона утратили контроль над ситуацией.

Сун Фей не стал возвращаться на поверхность моря и не стал возвращаться к [Александру I].

Держа в руках Платинового Принца Леона, Сун Фей устремился вверх в небо и оказался на высоте 10-ти километров, только затем призвал [Трон смуты]. Следуя мыслям Сун Фея, ступени трона начали непрерывно растягиваться, в итоге, превратившись в площадку площадью примерно 40 квадратных метров.

Сун Фей достал из пространственного кольца, специально изготовленные в лаборатории сумасшедших учёных, блокирующие оковы, которые он надел на руки, лодыжки, пояс и шею Льориса, заблокировав тем самым его силу.

Затем Его Величество начал размышлять над кое-какими вопросами.

Поначалу казалось, что оба воина в сражении были равны по силе, но в действительности же — Сун Фей выиграл очень легко.

Несмотря на то, что сила демонического Льориса резко повысилась до солнечного ранга, до Сун Фея ему, все равно, было далеко. Это уже был не тот Сун Фей, что более 10-ти дней назад только-только стал старцем солнечного ранга. Его Величество значительно превосходил по силе Льориса и, тем более, имел невероятно богатый боевой опыт.

Хоть Сун Фей и был всё это время окутан кровавым туманом, однако, он все равно стоял непоколебимо. Если бы король сразу в свои удары вложил всю свою силу, то ему бы хватило трёх ударов, чтобы разобраться с Уго Льорисом.

Сражение так долго затянулось, потому что Сун Фей ставил себе другую цель.

У короля было предчувствие, что такие ужасные демонические перевоплощения ещё будут неоднократно случаться. Какая-то тёмная порочная сила стояла за всем этим. Это, должно быть, была новая сила, которая незаметно нарастала. Воины Азерота ещё не заметили её существования, но она уже начала тихо манипулировать некоторыми крупными фигурами, строя какие-то планы.

Это был явный признак небывалой опасности.

Впервые соприкоснувшись с этой тёмной силой, Сун Фей почувствовал исходившую от неё угрозу, поэтому он обязан был, как можно быстрее, ознакомиться с ней, пока эта темная сила не успела принять законченную форму. В недавнем сражении, длившемся более получаса, Сун Фей постоянно наблюдал за удивительной дьявольской силой в организме Льориса и старался её прочувствовать, пытаясь выяснить источник и слабые места этой силы, а также понять, как узнать, что в ещё не обратившемся воине уже заложено семя этой силы.

Теперь же Сун Фей сделал кое-какие выводы.

Его Величество смог установить, что демоническое семя, заложенное в теле Льориса, вовсе не являлось тем золотым скелетом, который когда-то вселился в тело [Меча]. Несмотря на то, что силы этих двоих были похожи, и в обоих случаях присутствовали красный туман и порочная атмосфера, однако, разница заключалась в источниках этих сил.

— Аргх…аргх…  — Льорис уже окончательно олицетворял дикого зверя. В глазах мелькали красные лучи. Он яростно трепыхался.

Сун Фей перестал подавлять своей золотой энергией Льориса. Скрывавшая ужасная сила в теле Льориса снова начала выбиваться наружу. Его мышцы, то и дело, вздымались, как будто какой-то монстр хотел пробить мышцы и кожу — и вырваться наружу.

Наконец-то…

Дзинь, дзинь, дзинь!

От, сковывавших руки и ноги Льориса, оков посыпались искры. Раздался звон. Оковы разорвались, Льорис мгновенно восстановил боеспособность. Он легко сорвал обеими руками с шеи и пояса оковы из чистой стали, разорвав их, как бумагу.

В следующий миг он зарычал и живо ринулся к Сун Фею, превратившись в красную светящуюся линию в воздухе.

— Ох!  — Сун Фей упёрся подбородком в правую руку на подлокотнике [Трона смуты] и лишь холодно вздохнул, не предприняв никаких действий.

Тут же из белого каменного пола вырвался поток мощной энергии, который прибил летевшего навстречу Льориса к полу. Его руки и ноги были намертво придавлены к полу. Он даже не был в состоянии поднять голову и пошевелить ей, а лишь мучительно боролся из последних сил.

На растянувшейся площадке [Трона смуты] всё находилось под властью Сун Фея. Он моментально мог подавить любого противника.

— Монстр ещё не ушёл?  — уверенно крикнул Сун Фей. В его глазах промелькнули золотые лучи.

И, действительно, тело Льориса стало излучать обворожительные красные лучи. Оно как будто утратило материальность, став прозрачным. Через эти обворожительные красные лучи можно было увидеть, что в его теле находились два скелета.

Один из них с рождения принадлежал Льорису.

А другой…Скелет был громоздким, не белого, а кровавого цвета. Он походил на вязкую жидкость, которая расползлась и плотно приклеилась к плоти и костям. Этот жидкий скелет пытался медленно слиться со скелетом Льориса.

Жуткая картина.

Оставить комментарий