Ранобэ | Фанфики

Хризалида

Размер шрифта:

Глава 946

Колония Против Колонии

Часть 5

Рутина ближней схватки сильно отличалась от увлекательного и властного наступления Бессмертных. Масса, что пронесла их через ряды врага теперь отягощала их. Лирой приветствовала её. Ей потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к сражению со вторым покрытием, но как только у неё получилось, как только её Навык ношения доспехов поднялся до значительной ступени, она стала понимать их силу.

Челюсти термитных противников были длинными, искривлёнными и острыми, вне всяких сомнений созданными для нахождения слабых точек панцирей насекомых, сочленений между сегментами тела, и жестокого их разрубания. Для Бессмертных подобной слабости не существовало. Сочленения, соединяющие их голову, грудь и брюшко были тяжело защищены слоями зачарованного и затверделого металла, который не поддавался даже могучим мандибулам их врагов.

У них не было могущественной магии. Они не могли стрелять огнём, или льдом, или дуть могучими порывами ветра, что рассеяло бы их врага. Как и не было могучих струй кислоты, что могли плавить их врагов десятками. Их мутации и эволюции повели их в другом направлении, и это была та сила, на которую они сейчас полагались.

Их увеличенные головы содержали плотные мышцы, приводившие в действие их длинные сложные мандибулы, и они использовали их для разрушительных укусов. Их ноги были специально развиты и мутированы для поддержания огромного веса и развития скорости, что позволяло им устраивать небольшие набеги, когда появляется свободное место.

И хотя они не могли достичь полной скорости, эти маленькие рывки позволяли им толкаться, врезаясь в термитов вокруг них, разрушая формации, раскалывая их оболочки и создавая слабые точки, что можно использовать.

Сражение в ближнем бою для Лирой и её последователей было как для человека пытаться удержать миниатюрную Вибрант в своей руке. Болезненно.

Они бились и толкались, кусались и царапались, ступая по павшим и изломленным телам своих противников, пока всё больше их появлялось из дыры в туннеле, дабы вступить в сражение.

Даже с их толстыми усиленными панцирями и утончённо сделанными доспехами, лучшими из тех, которыми могла обеспечить муравьиная изобретательность, они не были неуязвимыми. Тысяча термитов окружала их сотни, было неизбежно начало получения ими урона.

Первая полученная Лирой рана была поблизости к её шее, и она была рада ей. Она слишком долго пробыла в этом сражении без какого-либо понижения своих ОЗ. Не останови доспехи заострённый конец этого штыка, она могла сильнее пострадать, какая жалость.

Она продолжала сражаться, её запасы энергии истощались, пока она тратила свою выносливость на укусы и сдавливание в ближней схватке. Пока бушевало противостояние, она и её сестры получали всё больше и больше вреда. Будучи значительно в меньшинстве, был предел того, что они могли сделать, дабы защититься, пока стремились нанести как можно больше урона врагу.

Не то чтобы это имело значение.

Эти представители Бессмертных шестой ступени, на которых было наложено ужасное проклятие из-за неправильного прочтения их варианта эволюции, чувствовали, как внутри них копился Огонь Феникса. Чем больше они получали урона, тем ярче он становился, пока не начал бушевать в их телах плотным шаром энергии, что ждал высвобождения.

И всё же они боролись. Заваливая врага пинками и криками, выкупая столько времени, сколько получится, пока не прибудут подкрепление, дабы это наступление наконец-то можно было отразить.

И вот в итоге она больше не могла стоять.

Термит прыгнул вперёд и Лирой не отреагировала вовремя. Злобный монстр схватил её за ногу и потянул назад, заставив её пошатнуться. Прежде, чем она могла вернуть равновесие, ещё три термита насели на неё, яростно кусая, их челюсти искали бреши в её доспехах, что разрывались в процессе битвы.

Утомлённая, раненая, более не способная поддерживать свой собственный вес, она рухнула на землю, пока свет начинал угасать в её глазах. В эти мгновения Лирой ощущала больше всего спокойствия, и пусть она знала, что это не продлится долго, на краткий миг она могла принять ту иллюзию, что теперь она могла отдыхать, уверенная в том, что её героическая жертва выкупила время для её сестёр, что она умерла достойно.

Лишь на краткий миг она могла предаться этой фантазии, прежде чем реальность разрывала её. Этот проклятый орган глубоко внутри её панциря зловеще пульсировал, прежде чем содержащаяся в нём энергия вырвалась наружу. Поток яркого пламени вспыхнул внутри неё и помчался по венам, прежде чем зажёг её плоть, поджаривая термитов вокруг.

Сознание хлынуло назад. Энергия хлынула назад. От грани её вечного отдыха до проклятой обновлённой жизни всего за мгновения. Сила наполнила её конечности, и Лирой заставила себя подняться на ноги, её мандибулы клацали, пока она стряхивала останки этих несчастных термитов, что держались слишком близко, считая её побеждённой.

Повсюду вокруг начали вспыхивать огни её сестёр, пока её товарищи Бессмертные шестой ступени принимали на себя основной гнев врага, не чтобы защитить более слабых сестёр, а дабы как можно сильнее приблизить этот момент.

Осмотрев область, она увидела, что в сражении всё также остаются тысячи термитов. Её сестры всё ещё были безнадёжно в меньшинстве, и не было видно никаких признаков спешащих резервов Колонии для их спасения.

Радость и надежда расцвела в ней.

«НАСТАЛО НАШЕ ВРЕМЯ, СЁСТРЫ!» Вскрикнула она и бросилась обратно в битву.

Теперь каждая рана копилась. Каждая капля её ОЗ была шагом ближе. Несмотря на отсутствие шансов на успех, Бессмертные бросались снова и снова, перемалывая противников, выжигая своих врагов с использованием своей собственной плати в качестве трута. Лирой сражалась, как обезумевшая. Ни одно ранение не могло остановить её, никакое количество врагов не могло подавить её, она атаковала снова и снова, давя ряды, кусая и царапая всё, до чего до могла дотянуться.

Её зрение начало размываться. Одна из её антенн была оторвана. Одна из её ног была сломана. Она сражалась. Наверняка. Наверняка в этот то раз.

«Не оставьте в живых ни одного термита! Преследуйте их и уничтожьте!»

Она не знала, откуда донёсся запах, однако последующие шаги оповестили о прибытии в область ещё большего количества муравьёв. Вскоре она была окружена свежими солдатами, что бросались на истощённую армию термитов, полные ярости и сил.

Её сердце поникло.

Она была так близка.

«Хорошая работа, Лирой,» подошла и погладила её по спине Адванта. «Теперь можешь пойти отдохнуть.»

Она не ответила, лишь слабо кивнула, пока оборачивалась, чтобы потащить себя обратно в безопасную зону недавно созданных муравьиных границ. Она знала, будет безнадёжно продолжать сражаться, она уже пыталась прежде. Она не хотела, чтобы её снова утаскивали назад к целителям, они столько дней её не отпускали.

«Бессмертные, ко мне,» позвала она своих сестёр, и неоднородно покрытые доспехами гиганты начали перегруппировываться, отстраняясь от боя, будучи в удручённости. Ещё одна потерянная возможность. Ещё один отказ в шансе на вечную славу. Но как долго? Как долго они могли терпеть?

Вечно, если всё будет по желанию Старейшего.

Лирой подавила волну горечи, пока тянулась, дабы утешить тех, кто вокруг неё. Некоторые нуждались в помощи для перемещения, доспехи так сильно смялись, что их нужно было снять, прежде чем иметь возможность подняться. Они вяло взялись за дело, весь их былой энтузиазм был убит выжженными надеждами.

«Лирой,» позвали её, и могучий солдат обернулся на странный тон, замеченный в запахе сестры. «Иди сюда.»

Она развернулась, дабы увидеть, что один из её товарищей стоял над другим Бессмертным, нога одного была протянута и лежала на панцире другого. Сталь доспехов павшей была столь смятой, столь истязанной, что она никак не могла подняться, она нуждалась в помощи. Лирой вздохнула и потащила себя. Она поможет своей сестре, конечно же она это сделает. Ей возможно нужно прокусить металл и ремни, дабы освободить её, затем ту могли бы исцелить, и они бы вернулись вместе.

Только позвавший её муравей был странно замершим. Павший также всё ещё не двигался.

Странная эмоция нарастала в этот момент в Лирой. Чувство, которое она не могла определить. Она бы не назвала это надеждой.

Её хромающий шаг стал длиннее, пока она заставляла свои изломанные ноги двигаться.

«Что такое?» Требовательно спросила она, не отводя взгляда от лежавшей сестры.

«Ду… думаю, она…» муравей не смог продолжить. Он задрожал.

Лирой потянулась одной оставшейся антенной и коснулась панциря лежавшей сестры.

«Её не стало,» сказала она.

Её слова волной окатили Бессмертных. Один за другим они молча собирались, пока каждый член их ордена не стоял кольцом вокруг этой одной неподвижной фигуры, лежавшей там, где она упала на пол туннеля. Они почтительно склонили головы.

Преисполнившись эмоцией, Лирой смогла лишь заставить себя сказать.

«Её поиски окончены. Она нашла свой покой. Она нашла свою славу.»

Она запнулась.

«Кто-нибудь знает её имя?» Спросила она.

«Кардиганта,» ответил кто-то.

Лирой медленно кивнула. Она обернулась, чтобы получше рассмотреть глаза её сестёр. Они горели. Они горели так ярко, что было почти что невыносимо смотреть на них. Она тоже это чувствовала.

Это было возможно.

ЭТО БЫЛО ВОЗМОЖНО!

«ПОДНИМИТЕ ЕЁ, СЕСТРЫ МОИ! ПОДНИМИТЕ ЕЁ ВЫСОКО, И МЫ ОТНЕСЁМ ЕЁ ДОМОЙ ДЛЯ КОНЕЧНОГО ОТДЫХА! ЕЁ ДОСПЕХИ БУДУТ НАШИМ СОКРОВИЩЕМ, И МЫ НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕМ ПОСЛЕДНЕГО НАСТУПЛЕНИЯ КАРДИГАНТЫ! ОНА БОЛЬШЕ НЕ ИЩЕТ!»

«ПОКОЙСЯ В СЛАВЕ, СЕСТРА!» Прогрохотали они ей в ответ.

Другие муравьи в недоумении наблюдали, как радостная и торжествующая колонна Бессмертных шла обратно по туннелям, неся тело первого и единственного их представителя, что нашёл искомое.

При следующем участии Лирой и Бессмертных в битве, они делали это с таким рвением и фанатизмом, которых никто никогда не видел прежде. Их надежда вернулась. Бессмертные снова переродились.

___________________________________________________

Хризалида

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии