Глава 118. Первый удар (часть 2).

Сурка глубоко вздохнул. Из-за внезапного появления Крокты и какой-то странной виверны бой затянулся.

– Анор! Используй свою силу! Подними трупы, точка!

– Даже одной Боро управлять тяжело!

– Просто замедли орков внизу, точка!

– Боюсь, для этого мне нужно опуститься вниз. Кроме того, мои силы уже упали…

– Вот же бесполезный ублюдок, точка!

– Что!? А ну закрой пасть!

Сурка слышал над головой чью-то перебранку, но особых проблем они не доставляли. Некоторые орки схватили луки убитых темных эльфов и начали обстрел, но костяная виверна искусно маневрировала, избегая атак. Шквал пуль, извергаемый артефактом, тоже постепенно затихал. Магическая сила гнома иссякла, поэтому он больше не стрелял без разбору во все стороны, как в начале сражения.

Бой слегка затянулся, но победа была не за горами. Лучники-темные эльфы погибали один за другим, в то время как воин с двумя мечами был заблокирован целым подразделением элитных бойцов. Независимо от того, насколько силён был темный эльф, все его умения были бесполезными, если он был окружен плотным кольцом врагов.

Остался только тот самый орк. Орк-воин с континента, Крокта.

Сурка смотрел его бой с Великим Вождем. И не мог не удивляться.

Сила, скорость, умение, боевое предчувствие – всё это смешалось, чтобы превратить его в идеального воина. Глядя на это сражение, Сурка понял, что Крокта – образцовый пример воина, которым он тоже хотел бы стать.

Великий Вождь подавлял своего противника огромной силой и физическими способностями. Но на этом всё. Сурка не чувствовал элегантности и отточенности каждого движения. Единственной поразительной вещью была его чудовищная сила. Тем не менее, техника и спокойная реакция, которые демонстрировал Крокта, были на более высоком уровне.

Он не дрожал, даже когда сражался с Великим Вождем. Скорее, это Великий Вождь дважды получил критические раны.

Сурка не знал, что делать и сжал кулак. В конце концов Великий Вождь открыл свою силу, от чего его глаза засияли красным цветом, и он впал в состояние берсерка.

Даже Крокта не мог справиться с неистовством вождя. Он потерял свой меч. Удивительно, что он вообще сумел ранить Кальмахарта в лицо, метнув свой клинок. Однако, в конце концов, он стоял перед великим вождем с голыми руками.

– Э-э-эх…

Сурка не знал почему, но ему было грустно видеть, как избивают этого орка.

– Ку-хра-хра-хра-хра! Умри! Умри тварь! Орк-предатель!

Великий Вождь пытался попасть по Крокте двуручным топором, но затем бросился на него с голыми руками и начал безжалостно избивать. Это было уничтожение своего противника самым примитивным образом. Поначалу Крокта пытался блокировать удары, но в конце концов опустил руки и перестал сопротивляться. Разница в мощи была настолько велика, что ни одна техника не могла преодолеть её.

Полуживой Крокта лежал на земле.

– Умри!

Великий Вождь прыгнул на него и начал впечатывать свои кулаки прямо Крокте в лицо.

Фдух! Фдух! Фдух!

От каждого его удара тело Крокты встряхивалось.

Сурка отвернулся. Это было печальное зрелище. Противник был великим воином, который не должен был умереть так. Однако он был пойман безумным Великим Вождем и в конце концов должен был умереть такой ужасной смертью.

– Сурка, – окликнул его один из воинов Великого Племени, – Темные эльфы бегут.

– О чем ты?

– Видимо жители поняли, что битва закончена. Они открыли врата на противоположной стороне города и бегут из Юоры.

– Тогда…

Сурка собирался что-то бессознательно ответить, но вдруг остановился. Взгляд воина был наполнен сложными эмоциями.

Они никогда не имели дел с гражданскими лицами. Возможно, они выиграли битву, но их противники были солдатами и воинами, а не жителями, которые не знали даже как держать в руках оружие.

Однако Кальмахарт, когда стал Великим Вождем, изменил это правило. Он объявил, что Великое Племя не должно позволять жителям бежать. Доступные им варианты поведения заключались в том, чтобы либо убить их, либо поработить. Великий Вождь хотел править севером при помощи подавляющего страха.

Сурка тоже участвовал в резне, учиненной в Емераниане. Под руководством Великого Вождя он забыл обо всем и убивал беззащитных людей. Однако, когда побоище закончилось и уровень адреналина в крови упал, он стал сомневаться в том, что делал.

Сурка подозревал, что рано или поздно может сойти с ума, как Великий Вождь.

– Нужно остановить их.

Однако это была война, и они были обязаны следовать приказам Великого Вождя.

– Мы должны быстро зачистить это место и отловить всех жителей. Великий Вождь нуждается в рабах.

– Но… – произнес Сурка, указывая на поле боя. Гном всё ещё стрелял магическими пулями со спины виверны, а темные эльфы бегали по крышам зданий и поливали орков стрелами. Темный эльф с парными мечами тоже сопротивлялся до самого конца.

Но больше, чем кто-либо, боролся Крокта. Внезапно он поднялся, встав напротив Кальмахарта. Он поднял своё окровавленное и опухшее лицо, чтобы снова встретиться с Великим Вождем. Убийца Огров, которого он подобрал на земле, был опущен вниз. Крокта пошатывался. Ему трудно было даже просто держать меч в руках.

– Ты не заслуживаешь такой качественной экипировки, – выплюнул Кальмахарт и, подняв свой двуручный топор, приготовился ринуться вперед и прикончить Крокту.

Тем временем Сурка подошел к Кальмахарту и произнес:

– Великий Вождь.

Великий Вождь тут же повернулся к нему, от чего Сурка вздрогнул. Ему казалось, что Кальмахарт сейчас обратит свой гнев против него и разорвет Сурку на части.

Сурка сглотнул и продолжил:

– Жители убегают.

– И?

– Если бой затянется…

Пока Сурка докладывал ситуацию Великому Вождю, раздался смех.

– …!

 

Источником смеха был Крокта. Крокта рассмеялся, глядя на них из-под своих опухших век и опустив двуручный меч себе на плечо.

– Если вы хотите погнаться за жителями.

Его голос был слабым. Крокте даже стоять было непросто.

– Вам нужно пройти мимо меня.

Однако он произнес эти слова и снова выставил перед собой свой меч. От ударов Кальмахарта всё его лицо опухло и представляло собой ужасное месиво. Это было печальное зрелище, когда из-за крови даже нельзя было разглядеть татуировки на его теле. Однако Крокта улыбался.

– Подходите.

Глядя на его внешний вид, Сурка снова почувствовал волнение.

– Сурка, как ты думаешь, кто такой настоящий воин? – как-то раз спросил его отец, Шиктулла, главный воин племени Стального Топора. Сурка ответил, что настоящий воин – это тот, кто наделен такими вещами, как сила, умение, физическая подготовка, боевые чувства и так далее. Он хотел быть большим и сильным воином, а потому всегда ел мясо и работал над своими мышцами.

Но Шиктулла просто улыбнулся Сурке. Отец никогда не давал ответа на этот вопрос. Он лишь сказал ему, что Сурка сам рано или поздно это поймет.

И вот, сегодня Сурка встретил орка, у которого было всё, о чём он упоминал в детстве. Однако не сила и не умения делали его настоящим воином.

Это. Это была улыбка. Улыбка, которая напоминала Сурке его отца.

– Хорошо, я больше тянуть не буду. Сейчас я убью его, – усмехнулся Кальмахарт.

Теперь уже битва действительно подошла к концу. Темные эльфы перестали стрелять, да и бомбардировка магическими пулями постепенно сходила на нет. Оставался только этот орк.

Великий Вождь и все воины, стоявшие вокруг, смотрели на Крокту. Однако он даже и не думал отступать. Более того, он сделал шаг вперед.

Его меч издал какой-то звук. Орк, который стоял один на один против целой армии.

– Я завидую, – пробормотал Сурка себе под нос.

Он действительно завидовал Крокте. А ещё ему было стыдно за себя. Стремясь стать прославленным воином, он пересек черту. Он сражался и убивал по приказу Великого Вождя. Он смотрел на свой топор, который изо дня в день покрывался ещё большим количеством крови. И он верил, что когда-нибудь станет истинным воином как на севере, так и на всем континенте.

Но теперь он знал, что этого никогда не произойдет.

Воином был тот, кто скрещивал свой клинок с другим воином, а не тот, кто применял его по отношению к мирным жителям. Но Сурка не мог сражаться с воинами Великого Племени, выступив один против целой армии.

– Отец…

– Ку-гра-а-а-а-а-а-а!

Великий Вождь проревел, и воины бросились к Крокте. Исход был очевиден. Он уже был на последнем издыхании, а Великий Вождь всё ещё находился в своем безумном состоянии. Если все эти воины разом обрушатся на него, то от Крокты не останется даже воспоминаний.

На какое-то время Крокта скрылся за телами воинов Великого Племени и Кальмахарта, как тут землю потряс громоподобный звук.

– …!

В этот же момент во все стороны распространилась ударная волна. За исключением Великого Вождя, остальные воины рухнули на землю с ранами от меча на животах.

Сурка это видел. Он ясно это видел. В глазах Крокты горел огонь. Он был при смерти, но в его глазах всё ещё горел неиссякаемый боевой дух.

Сурка не мог в это поверить. Откуда взялась эта сила?

– Сурка! Ты чего встал!?

Один из воинов Великого Племени хлопнул его по спине. Сурка пришел в себя и, подняв топор, побежал к Крокте. Однако он не посмел противостоять ему. Сурка притормозил, оставшись за спинами Великого Вождя и других воинов. Они были достаточно сильными, чтобы справиться с кем угодно.

Тем временем Крокта был совершенно один. Однако, казалось, его было больше, чем всех других орков. Орк, который пришел с континента, был намного больше их.

– Буль-та-р-р-р-р-р-р-р-р-р! – издал он свой боевой клич.

Двуручный меч Крокты настойчиво ринулся вперед. Из-за своих размеров ни один двуручный меч не мог двигаться так свободно, как обычные одноручные мечи, но этот танцевал во всех четырех направлениях и вызывал снопы искр, сталкиваясь с другими топорами и клинками.

Двуручный меч был справа, затем слева, а затем сверху. Это было неописуемое фехтование. Даже Великий Вождь был сбит с толку и отступил.

Сурка стиснул зубы и сделал шаг вперед. А затем их глаза встретились.

– …!

Двуручный меч полетел к нему. В тот момент он казался скорее топором, нежели мечом. Форма топора накладывалась на внешний вид двуручного меча, направляющегося к Сурке. Эта трансформация была вызвана жесточайшим боевым духом Крокты.

– Ух-х!

Сурке едва удалось его заблокировать. Однако двуручный меч снова взлетел, целясь в его голову. На этот раз он выглядел как молот.

– …!

Облик орка, которого он никогда раньше не видел, был наложен поверх израненного лица Крокты. Молот, стремящийся размозжить его череп, выглядел словно летящая в Сурку гора.

Несколько воинов Великого Племени выставили перед собой своё оружие, с трудом успев заблокировать удар и спасти Сурку. Сразу после этого по спине Сурки пробежала волна холода. Он понимал, что лишь чудо помогло ему выжить.

Лицо Крокты то и дело сменялось многочисленными обликами других орков. И Сурка никогда никого из них не видел. Первым был такой же суровый орк, как и сам Крокта, весь покрытый татуировками и шрамами от бесчисленных боев. Затем появился облик монстра, который подавил десятки элитных воинов Великого Племени. И у каждого из них глаза горели так же, как у Крокты.

Это было какое-то наваждение. Крокта явно был один, но выглядел так, будто вместе с ним сражалась целая армия.

– Убивать невинных людей! – прокричал Крокта, – Порабощать орков и другие расы!

Теперь Крокта пошел вперед, вынуждая воинов Великого Племени пятиться назад. Кальмахарт взмахнул своим двуручным топором, но Крокта заблокировал его.

– Великое Племя севера!

Рёв Крокты подавлял все другие звуки этого мира, разрывая их барабанные перепонки. Крокта подпрыгнул, целясь двуручным мечом в шею Кальмахарта.

– Где ваша воинская честь?

Сурка выронил своё оружие.

Оставить комментарий