Глава 115. Аукцион.

Опция "Закладки" ()

Ингуну доводилось сражаться с варварами восточных земель. Но тогда в Саге о Рыцарях шел уже 515-ый год.

В то время Кейтлин была намного слабее, чем во время войны с оборотнями 516-го года, но так было лишь потому, что она всё ещё оставалась девочкой-подростком.

Но вот что касается зрелого Паратуса, его сила была сопоставима с бешеным псом Джиксом. А значит, варвара вполне можно было сравнить с генералом среднего ранга. Вместе с этим он был намного жестче и яростнее бешеного пса Джикса, и тоже стремился лишить жизни Ингуна.

«Уникальная особенность варваров – это их техника Закаливание!»

Как и говорилось в названии, этот навык закаливал и укреплял организм. Тем не менее, это была не та техника, которой можно было обучиться. Так же, как и техники драконидов требовали тела, связанного с драконами, Закаливание тоже было доступно лишь тем, кто унаследовал варварскую кровь.

После активации Закаливания верхняя часть тела Паратуса набухла. Одежда, в которую он был одет, моментально треснула, обнажив серую скорлупу, напоминающую собой панцирь, покрывавший кожу. Это уже выходило за рамки простого увеличения мышечной массы и больше походило на формирование вокруг его тела настоящей брони.

В Саге о Рыцарях, как правило, Паратус был вооружен каким-нибудь огромным молотом, но сейчас он стоял с голыми руками. Ингун не был сосредоточен на все сто процентов, и Паратус решил не упускать этот момент.

Дум-м!

Варвар оттолкнулся, оставив в полу широкую трещину, и ринулся вперед, словно слетевший с колеи поезд. Ингун поспешно дернулся в сторону, уклонившись от этого живого тарана при помощи Стиля Ветра.

Да-дам-м!

Кулак Паратуса ударил туда, где только что стоял Шутра. Под воздействием закалённого кулака пол треснул, подняв облако пыли и щебня.

Ингун быстро взглянул на катастрофические последствия удара варвара и начал быстро заполнять Аурой свою перчатку.

Паратус развернулся к Ингуну. Щиты бросились наперерез, прикрывая своего хозяина, пока он продолжал заливать Ауру, а также магическую и божественную силы в Сотрясателя Земли.

В бою с бешеным псом Джиксом перчатка ощущалась совершенно по-другому.

Сейчас же у Ингуна не было ни малейшего чувства несовместимости с Сотрясателем Земли, будто перчатка с самого начала была создана исключительно для него самого. Поток Ауры тоже изменился. Сотрясатель Земли стал принимать энергию Шутры более естественно. Мало того, что теперь его Аура впитывалась быстрее, чем раньше, так и эффективность этого поглощения стала куда лучше.

Амита хорошо поработал над его экипировкой: он подправил Белого Орла, создал новый щит – Черного Орла и провёл корректировку Сотрясателя Земли.

Экипировка старейших драконов переродилась специально под Ингуна.

В это время Паратус, читая движения Белого и Черного Орлов, вновь ринулся к Ингуну, который продолжал заливать свою Ауру в Сотрясателя Земли.

Паратусу нужно было всего несколько секунд на то, чтобы добраться до Ингуна, но тот снова сделал шаг назад и активировал Телепорт Ночного Дозора.

Телепорт отличался от магии, используемой в точках переноса. Он работал лишь на короткие расстояние, при этом между заклинателем и пунктом назначения не должно было быть никаких препятствий. Кроме того, у Ночного Дозора было ограничение на три использования в сутки.

В момент срабатывания встроенного навыка, в воздухе появилась темно-синяя дымка, и удар Паратуса рассёк воздух. Ингун появился в десяти метрах от варвара, который рыскал по сторонам в поисках своей жертвы, словно дикий зверь.

Десять метров – небольшая дистанция, и Паратус сократил её в одно мгновенье.

Но вместо того, чтобы телепортироваться или уворачиваться, Ингун побежал к тому месту, где Паратус впервые ударил по земле.

– Ты! – сердито зарычал Паратус. Он был в ярости от того, что Шутра избегал боя.

Тем не менее, Ингун просто проигнорировал его рык. Скорее, он даже надеялся, что Паратус выйдет из себя и потеряет самообладание. За эти несколько секунд, которые ему подарил Телепорт Ночного Дозора, он вложил в свою перчатку ещё больше Ауры.

Даже варвар ощутил, как надвигается нечто зловещее. Шутра сфокусировал столько силы в правой руке, что, казалось, его перчатка вот-вот взорвется.

Паратус громко зарычал. Мощный рёв сам по себе был оружием и на несколько секунд обездвиживал цель.

Однако Ингун просто проигнорировал рёв Паратуса. Он вынес взгляд Короля Демонов, и ему не нужно было даже прибегать к Слезам Темного Эльфа, чтобы справиться с психической атакой варвара.

Паратус слегка замешкался, видя неэффективность своего рыка. Сейчас им и правда, руководили одни только животные инстинкты. Ингун же, вместо того, чтобы бросаться к варвару, высоко поднял свой кулак.

Он не мог допустить, чтобы варвар завладел золотым шлемом, но это не означало, что он обязан был сражаться с ним до последней капли крови.

У Паратуса не было золотого шлема. А вот у Ингуна он уже был!

«Истинное Уничтожение!»

Это был особый навык Сотрясателя Земли. Белая Аура, распространяющаяся под костяшками пальцев Ингуна, ударила в землю. Подобно гигантской паутине, земля мгновенно покрылась сотней трещин.

Ингун применил навык не на варвара, что удивило даже самого Паратуса.

Гру-грууумм!

Ингун уже видел последствия применения Истинного Разрушения в Лесу Пауков, где в пыль превратился целый кусок территории. Таким образом, даже не смотря на то, что Ингун контролировал силу удара, толстый каменный пол диаметром в несколько метров не смог выдержать подобной мощи и превратился в груду щебня, которая рухнула вниз, увлекая за собой гигантского варвара.

Аукционный дом Такара находился на видном месте, а под его главным залом был подвал с высоким потолком, достигавшим двадцати метров.

Ингун, узнавший план-схему аукционного дома благодаря своей мини-карте, с самого начала не собирался вести открытое сражение с Паратусом. Его целью была Найатра и золотой шлем, а не рискованная стычка с боссом в замкнутом пространстве.

Благодаря способности Ночного Дозора летать, Ингун взмыл вверх, а затем встал на Белого Орла. Он решил не задевать чувства Зеленого Ветра, которая не хотела уступать «какому-то шарфу».

Ингун взглянул вниз. Ущерб был настолько огромен, что, казалось, само здание вот-вот рухнет. Кроме того, Паратуса тоже не было видно. Очевидно, варвар был погребен под горой упавших обломков.

Ингуна это вполне удовлетворяло.

Маловероятно, что Паратуса это погубит, но вот на то, чтобы выбраться оттуда, у него явно уйдет немало времени. Возможно, к тому моменту прибудут подданные правителя Такара Вулкануса, и варвар вообще не сможет скрыться.

 

Ингун перестал думать о Паратусе и полетел в том направлении, куда ранее убежал Каррак. Мини-карта отчетливо показывала, где именно нашел себе убежище его верный орк.

Каррак, вжавшийся в стену, покивал ему головой. Он крепко держал Найатру одной рукой, а другой рукой закрывал ей рот.

«Ну, точно как настоящий похититель».

Ему было даже слегка жаль Каррака, но иначе как похитителем в этой ситуации его и назвать было нельзя. Ингун спрыгнул с Белого Орла и подошел к Карраку.

– Оттуда доносились звуки битвы, поэтому я вынужден был спрятаться.

Ингун кивнул. В настоящее время орк был безоружен, и в придачу тащил на себе девушку-суккуба. Учитывая это, он не смог бы сражаться должным образом, так что излишняя храбрость попросту привела бы к смерти.

– А что с тем большим парнем? Я услышал какой-то грохот.

– Я сделал так, что больше он нас преследовать не будет, – ответил Ингун и взглянул на Найатру. Он видел лишь половину её лица, поскольку вторую закрывала огромная рука Каррака. Однако, даже при этом, девушка вполне спокойно воспринимала происходящее.

Это была та самая Найатра, которую среди всех подчиненных Зефи называли Ледяным Рыцарем. И вот, сейчас Найатра вовсе не пыталась сбежать от Каррака и смотрела прямо в глаза Ингуну.

Однако в этом напускном спокойствии можно было рассмотреть и страх, и удивление. Шутра подошел к ней, и вместо того, чтобы поздороваться так же, как когда он впервые столкнулся с Вандалом, Ингун обратился к ней при помощи магии: «Рафисерия».

В эту самую секунду глаза Найатры расширились. Она попыталась говорить, даже, несмотря на то, что ее рот был заблокирован: «Как… Откуда ты узнал это имя!?».

Кошмары были расой, известной своим развязным поведением. Но было и одно исключение. Несмотря на то, что они легко вступали в контакты с другими людьми, каждый из них мог обрести настоящую любовь. Одну на всю жизнь.

Это случалось лишь однажды, но когда они находили свою истинную любовь, то никогда её не предавали.

Даже родителям кошмара-ребенка не было позволено знать его настоящее имя. Его имя могла узнать лишь вторая половинка кошмара – настоящая и единственная любовь.

«Путь, который использовал Зефи, чтобы узнать его, был немного другим».

Кошмар-раб обязан был сказать хозяину своё настоящее имя. А поскольку само имя несло в себе магию, кошмар не мог пойти против хозяина, который знал его.

«Рафисерия».

Услышав своё настоящее имя, Найатра впала в замешательство. Спокойствие, которое она не утратила даже после похищения, теперь же рухнуло на дно.

Ингун взглянул на Каррака, и тот отпустил Найатру.

– Я всё объясню позже. Просто доверься мне всего один раз. Я ничего плохого с тобой не сделаю, – взяв её за руку, произнес Ингун.

Глаза Найатры вздрогнули и она, закусив губу, кивнула.

– Хорошо. Я понимаю, в какой мы ситуации, так что выслушаю эту историю позже.

– Да, спасибо.

Ингун с облегчением вздохнул. Однако он не думал, что теперь Найатра захочет убежать.

«Существует высокая вероятность, что у меня есть то, что она ищет».

Фактически, у него была еще одна причина, чтобы сломать пол – уничтожить место, где хранились аукционные лоты. Он стащил оттуда немало добра, а потому ему нужно было замести следы.

Даже в Саге о Рыцарях Вулканус был нечистым на руку торговцем, а потому совесть Ингуна совершенно не мучила.

Более того, если бы он оставил все эти предметы там, то они были бы либо потеряны, либо уничтожены Паратусом.

«Это хорошо. О, да, это правильный поступок».

Ингун закашлялся и быстро открыл свой инвентарь. Он даже не знал, что засунул туда помимо Золотого Шлема Короля Драконов, но времени на проверку у него сейчас тоже не было.

Ингун достал топор и щит гномов, а затем бросил их Карраку.

Найатра пораженно уставилась на Шутру, который прямо из воздуха вытащил топор и щит.

Девушка же вооружилась кинжалом, поскольку была искусным вором и убийцей.

– Найатра, ты за мной, защищаешь мою спину. Каррак – сзади.

– Понятно. Будь осторожен, Принц, – улыбнулся орк и шагнул назад. Глаза Найатры вновь полезли на лоб.

– П-принц?

Шок в ее глазах не был похож на тот, когда девушки встречают своих идолов. Скорее, в её спокойных, как озеро, глазах читалось удивление.

«Найатра всегда любила сказочных персонажей».

Более того, Ингуну показалось, что сейчас Найатра – куда более активная личность, чем та, которой она была в качестве рабыни в Саге о Рыцарях.

– Позже объясню, – с улыбкой сказал Ингун и побежал вперед.

Оставить комментарий