Глава 143. Завоевание.

Опция "Закладки" ()

Понятие «апокалипсис» всегда было связано с такими словами как пророчество, откровение и т. д.

Таким образом, если существовали Четыре Рыцаря Апокалипсиса, то вполне могли быть и такие вещи, как книга откровений или какое-нибудь пророчество.

Впервые Ингун услышал о Четырех Рыцарях Апокалипсиса от Последнего Пламени. Однако Последнее Пламя ничего не сказало о самом апокалипсисе. Кроме того, что эти Рыцари отчаянно жаждут разрушения, она больше ни о чем не упомянула.

Для неё Четыре Рыцаря Апокалипсиса были просто историей.

На данный момент Ингун имел доступ только к первому этажу библиотеки, который предоставлял очень поверхностную информацию, а потому ознакомиться с нужными источниками он пока что не мог. Однако, учитывая приобретенные за последнее время достижения, он мог бы вновь попытаться получить доступ к тем данным, которые его интересовали.

Закончив беседу с Фелицией, Ингун связался с центром точки переноса, расположенным неподалеку от Такара. Коммуникационное устройство, установленное на Черном Пламени Дракона, работало благодаря энергии темных эльфов, а потому расстояние для отправки и приема сигналов в текущей ситуации было чересчур большим.

Переходя от точки к точке, новость должна была достигнуть четвертой базы всего за несколько часов.

– 6-ая Принцесса в безопасности. Я вернусь через несколько дней.

Это было короткое сообщение, но оно было лучше, чем ничего.

Как обычно, перед сном Ингун уделил некоторое время тренировкам. А на следующее утро он отправился с вдохновленной Фелицией исследовать руины.

***

Фелиция и Делия были единственными, кто пошел вместе с Шутрой на разведку подземелья.

Сильван всё ещё спал, и после долгого перерыва Сепира, наконец, тоже прилегла отдохнуть. Каррак же остался на Черном Пламени Дракона, чтобы присмотреть за этими двумя. Конечно, на судне было ещё трое выживших членов экипажа, но Ингун, естественно, больше доверял Карраку. Кроме того, экипаж был занят управлением Черным Пламенем Дракона.

– Делия, может тебе лучше отдохнуть? – внезапно спросил Ингун у Делии, когда они подошли к входу в руины. Лицо Делии было уставшим, поскольку она, как и Сепира, практически не отдыхала. Однако помощница лишь покачала головой.

– Величайший отдых – это видеть, что Принцесса в безопасности.

Это была не просто лесть, но поистине правдивые слова. Они столько вытерпели в этих руинах, что Делия была просто счастлива, что Фелиция в безопасности.

– Но ведь тебе тоже крепко досталось, – нахмурившись, обеспокоенно проговорила Фелиция.

В отличие от самой 6-ой Принцессы и Сепиры, Делия получила прямой удар от Рыцаря Голода.

Но Делия снова покачала головой.

– Я в порядке. Броня Амиты защитила меня. Благодаря этому я жива.

Как и сказала Делия, доспехи Амиты защитили её. Во время атаки из брони вырвалось красное силовое поле. Благодаря нему она и смогла уцелеть, даже, несмотря на то, что нападение было настолько сильным, что эльфийку попросту сдуло.

– Меч Сильвана-хена – тоже далеко не прост… Амита показал всё своё мастерство.

– Да, действительно… Оно просто за гранью воображения.

Ингун и Делия обменялись взглядами и улыбнулись. Однако лицо Фелиции всё ещё было обеспокоено.

– Тем не менее, не стоит верить в одну только экипировку. Хорошо?

– Конечно, моя госпожа, – быстро ответила Делия, однако Шутра и Фелиция всё равно знали, что в случае возникновения новой опасной ситуации, Делия не постесняется вновь действовать как щит. В этом она была похожа на Каррака.

– Хорошо, тогда давайте сосредоточимся на изучении руин. Неизвестные символы начинаются сразу за входом, – хлопнув в ладоши, произнесла Фелиция, чтобы привлечь внимание своих товарищей, и группа уверенно двинулась вперед.

Через некоторое время после прибытия в руины, Фелиция затопала ногами и прокричала:

– Как только ты видишь незнакомые слова – ты сразу же можешь их прочитать. Это нечестно… Это жульничество!

Ее лицо было переполнено разочарованием и досадой. Способность Ингуна действительно была настоящим мошенничеством в глазах экспертов по руинам. Сколько ночей она провела, изучая символы гномов и прочие знаки только для того, чтобы кто-то мог их мгновенно понимать?

Фелиция вздохнула, вспоминая прошлое.

– Кейтлин-нуна сказала бы, что я потрясающий.

Ему не хватало тех, сияющих словно фонари, глаз.

Услышав замечание Ингуна, глаза Фелиции прищурились, а Делия попыталась не рассмеяться.

Принцесса делилась абсолютно всей информацией с Делией, но она не стала рассказывать ей, что Ингун был Рыцарем Завоевания. Она лишь поведала ей, что Шутра обладает мощной и особой способностью.

Так или иначе, но выражение лица Фелиции, включающее в себя смесь ревности, огорчения и ряда других эмоций, действительно стоило того, чтобы его увидеть.

Молча глядя на свою компаньонку, Ингун услышал еще один голос.

– Господин, господин.

Возле него материализовалась Зеленый Ветер. Прочистив горло и счастливо улыбнувшись, она дождалась, пока Шутра к ней повернется, и объявила:

– Господин потрясающий.

Хотя этого и было достаточно, чтобы согреть его сердце, Ингун покачал головой.

– Нет, кое-чего не хватает.

Из уст Кейтлин это звучало как-то иначе.

После такой оценки Зеленый Ветер приняла угрюмый вид и исчезла.

– Ладно, давайте заканчивать с этими глупостями. О чем здесь идет речь? – с любопытством спросила Фелиция.

Ингун вновь посмотрел на знаки. В отличие от Символов Гномов и Драконов, навык владения символами аборигенов оставался на первом уровне, а потому Ингун довольно медленно понимал, что здесь написано.

«Это похоже на электростанцию…».

Благодаря силе Завоевания, Ингуну в конечном итоге удалось понять то, что было высечено на стенах.

Согласно прочитанному, эти руины представляли собой огромную электростанцию. По мере того, как они спускались всё глубже и глубже, магическая сила ощущалась всё сильнее и сильнее, а где-то внизу находился и сам генератор энергии.

Придя к этому выводу, он повернулся к Фелиции.

– Это средство, которое производит магическую силу. А ещё…

– Ещё?

– Кажется, оно принадлежит исчезнувшей расе.

На самом деле последний вывод был абсолютно очевидным. Ингун к этому факту отнесся довольно равнодушно, но вот реакция Фелиции кардинально отличалась. Её глаза возбужденно засияли, словно она превратилась в Кейтлин.

– О, боже! Это реально. Реально! До нынешних рас действительно существовала целая цивилизация.

Крепость Штормоград была по-настоящему архаичной, но записи об этом объекте всё-таки можно было найти в архивах темных эльфов. А потому его даже сравнивать нельзя было с руинами, построенными древней цивилизацией тысячелетия назад.

Фелиция поспешила вперед и каждый раз, когда появлялись неизвестные символы, она начинала дергать Ингуна, чтобы тот быстрее всё переводил. Естественно, при этом она не забывала записывать его пояснения. Возможно, со временем, она могла даже написать целый словарь, упрощающий перевод этих знаков.

Поскольку Фелиция металась по руинам будто ужаленная, вскоре они достигли пятого этажа, который являлся самым нижним в этом подземелье.

Пятый этаж был похож на просторный зал третьего этажа, но вот плотность магической силы здесь была действительно потрясающей. Не было бы преувеличением сказать, что вся комната была попросту переполнена магической силой. Высота потолков здесь доходила до десяти метров, а полы, стены и даже сами потолки были сплошь покрыты сложными магическими узорами. Это было похоже на какую-то гигантскую схему. Посреди самого зала в центре огромного круга над алтарем плавал и сам источник магической силы. Это нечто было размером с баскетбольный мяч.

– Кристалл магической силы… – пробормотала Фелиция полным восхищения голосом.

Теперь Ингун понимал, зачем Рыцарь Голода решил посетить эти руины.

 

Из-за длительного заточения тело Рыцаря Голода, Джерарда Лунный Свет, находилось в крайне плачевном состоянии. Во время их первой встречи он хотел добраться до Экстракта Лунного Света, как и Крис с Кейтлин.

Той же причиной он руководствовался и сейчас: Рыцарь Голода должен был восстановить свои силы, поглотив этот магический кристалл.

Раньше Джерард был равен капитанам. И если бы он сумел поглотить эту магическую силу, то случилась бы страшная трагедия.

– Это руины созданы, чтобы производить кристаллизованную магическую силу? – пробормотала Фелиция, осматривая контуры алтаря. Ингун кивнул и задумался о том, что делать с этим магическим кристаллом.

«Если бы это было растение, наподобие Лунного Света, то я бы просто съел его».

К сожалению, кристалл представлял собой чистую магическую силу. Таким образом, его невозможно было поглотить, как какую-то еду.

«Я могу попытаться подчинить его Завоеванием».

Однако этот метод тоже был далеко не всесилен. Сила Завоевания отличалась от Силы Голода. Сила Голода опиралась на поглощение и истощение, в то время как Завоевание представляло собой господство и контроль. В отличие от сердца дракона Айнкель, которое было чем-то сродни магического заклинания, кристалл был вместилищем чистой силы. Таким образом, сомнительно, что Завоевание сработало бы в этом случае.

— Господин, Вам не нужно его побеждать. Магическая сила перед Вами создана для того, чтобы её поглотили. А поскольку у господина теперь есть сердце дракона, Вы можете сделать это, – послышался голос Зеленого Ветра.

— Создана для поглощения?, – машинально переспросил Ингун.

— Да, я это чувствую. Возможно, это один из фрагментов знаний, оставленных Айнкель. Магический кристалл, находящийся перед Вашими глазами, был создан с целью поглощения. Обычный человек не может поглотить слишком много магической силы, но у господина есть сердце дракона. Это возможность вырасти Вашему всё ещё незавершенному сердцу дракона.

Её слова звучали правдоподобно. Первоначально здесь было нечто вроде электростанции, производящей энергию и отправляющей её в другое место.

— Возможность вырасти моему незавершенному сердцу дракона? Что это значит?

— Господин, Вы думаете, что обладаете полноценной силой сердца самого дракона? Количество Вашей Ауры всё ещё невелико, да и выход магической силы также мал. Господин обладает частью сердца Айнкель. Но Ваше сердце дракона прямо-таки умирает от голода, и вам нужно наполнить его живот, чтобы оно выросло.

От слов Зеленого Ветра глаза Ингуна полезли на лоб. Возможно, этого количества магической силы было достаточно, чтобы усилить уже существующие ядра.

Конечно, его нынешние четыре ядра были гибридом, состоящим из трех ядер Ауры и магической силы, что делало его немного слабее, чем обыкновенные четыре ядра. Тем не менее, производимая им магическая сила была невелика, а потому общая мощь была всё ещё неполноценной.

— Гм, хорошо.

Так или иначе, он мог поглотить магическую силу и укрепить тем самым свое сердце дракона. А если такая возможность была – то тут и нечего было думать.

– Фелиция-нуна, отойди немного.

Ингун посмотрел на центральный магический круг и встал перед алтарем. Не став больше ничего говорить Фелиции, он поднес руки к кристаллу.

– Шутра?

Фелиция в ужасе отпрянула назад, когда из кристалла вырвалось огромное количество света. В то же время начало светиться и сердце дракона. Оно поглотило магическую силу, лившуюся в ладони Ингуна.

Руки Ингуна начали трястись, а сердце дракона, казалось, вот-вот лопнет. Однако он стиснул зубы и упорно продолжил впитывать энергию.

Спустя несколько секунд он больше не мог этого терпеть и закричал, а в его голове раздался ясный голос.

[Уровень Сердца Дракона увеличился]

[Уровень Сердца Дракона увеличился]

[Сердце Дракона выросло]

Руки отбросило от кристалла, и он, задыхаясь, начал глотать воздух. А затем… Он это почувствовал.

Сердце дракона выросло. Как и сказала Зеленый Ветер, до этих самых его пор сердце дракона было «маленьким». Мощь Ауры не изменилась, но вот количество производимой магической силы значительно увеличилось. Это было почти в три, нет, в пять раз больше, чем раньше.

Ингун сжал кулак и сознательно высвободил свою магическую силу – зеленоватую энергию, вспыхнувшую, словно пламя.

«С такой силой…».

Ингун активировал Огненную Стрелу. Вместо стрелы, из ладони Шутры вылетел гигантский столб пламени, напоминающий собой снаряд баллисты.

– Это Огненное Копье? Нет, Огненная Баллиста? – спросила Ингуна потрясенная Фелиция.

– Нет, это просто Огненная Стрела.

Базовая конфигурация была такой же, но вот количество используемой магической силы было совершенно другим. Конечно, он это сделал в качестве представления, чтобы показать свою магическую силу. Вместо того чтобы вливать такое количество магической силы в Огненную Стрелу, лучше было бы действительно использовать Огненное Копье или Огненную Баллисту.

Тем не менее, такое было под силу далеко не каждому.

Ингун убрал огненный столб и объяснил Фелиции:

– Я поглотил волшебную силу кристалла, и мое сердце дракона выросло. Благодаря этому, моя магическая сила теперь намного выше. Что скажешь? Разве это не здорово?

Прозвучит ли слово «потрясающий» хотя бы на этот раз?

– Шутра – мошенник, – медленно проговорила Фелиция, отвечая на вопрос Ингуна.

***

Остальную магическую силу кристалла Ингун использовал для лечения Сильвана. Когда волшебная сила самой феи была исчерпана, она начинала с огромной скоростью поглощать энергию самого эльфа. Это было всё равно, что лить воду на землю, растрескавшуюся от засухи.

Руины всё ещё производили магическую силу, но её количество значительно уменьшилось. Всё что мог, он отсюда уже извлек, а потому без малейших сожалений решил сообщить об этом во Дворец Короля Демонов.

После завершения работы в руинах, группа Ингуна направилась к месту дислокации Сильвана в Карамисе. Оттуда он сообщил во Дворец Короля Демонов обо всем произошедшем.

К вечеру Черное Пламя Дракона уже парило в небе.

***

Голод был изгнан.

Голоду с самого начала было слишком сложно контролировать своего рыцаря, а потому последствия его потери были достаточно серьезными. Теперь какое-то время сам Голод впадет в глубокий сон.

Рыцарь Смерти ощутил исчезновение Рыцаря Голода. Он также не упустил тот факт, что это произошло из-за Рыцаря Завоевания.

Завоевание предала их.

Она выбрала другой путь. Враждебный по отношению к ним.

И Смерть чувствовала боль.

Однако Рыцарь Смерти не почувствовал ничего. В отличие от Смерти или Голода, он давно это осознал. Тысячу лет назад, во время этой битвы, он был свидетелем конца Завоевания и понял, что Завоевание больше не будет с ними.

Рыцарь Смерти глубоко вздохнул. Думая о далеком прошлом, он вновь убедился.

Рыцарь Завоевания был неполноценен. 1,000 лет назад Завоевание была уничтожена, а потому маловероятно, что у нее была даже нормальная связь со своим рыцарем.

Рыцарь Смерти посмотрел на юг.

Он размышлял не только о Рыцаре Завоевания. Его внимание привлекли еще два существа.

2-ой Принц Зефи Рагнарос…

Сильнейшее дитя Короля Демонов – человек, родившийся от плоти дракона.

…И был еще один. Воин Локк, родившийся с духом дракона. Он был мечом, подготовленным Стражем Квейном, одним из шести старейших драконов и врагом тех, кто жаждал разрушения.

Голод был изгнан, а Рыцарь Голода уничтожен. Однако их плану не грозили какие-либо серьезные препятствия.

Рыцарь Смерти перевел свой взгляд с юга на небо.

Он ждал обещанного дня.

Оставить комментарий