Глава 144. Завоевание.

Опция "Закладки" ()

В первый же день по прибытии на базу Сильван пришел в сознание. Благодаря подпитке магической силой от кристалла, его состояние было лучше, чем ожидалось. Однако о полном выздоровлении говорить было еще рано. Сейчас ему требовался покой и комплексное медицинское лечение.

Проснувшись, Сильван сразу же встал и отправился искать Фелицию. Он был сильно взволнован, а потому Сепира с Карраком сразу же побежали искать Принца и Принцессу.

Сильван был встревожен по трем причинам. Первая из них, – естественно, из-за беспокойства о своей сестре, а вторая – из-за запястья Сепиры. Сильван отрезал ей кисть, чтобы остановить действие силы Голода, но когда увидел свою работу – ему стало жаль помощницу. Как и ожидалось от брата-близнеца Фелиции, его переполняла забота о других.

Третьей и наибольшей причиной взволнованности Сильвана была фея. Его правый глаз всегда был прикрыт повязкой, но теперь он смотрел на этот мир обеими глазами.

– Это просто удивительно, – несколько раз моргнул Сильван. Несмотря на то, что он ничего не сделал, теперь он мог видеть мир сквозь фею. Иногда его глаз окрашивался в золотистый цвет, но в остальном это был самый обычный глаз.

Сильван почувствовал прилив мощной магической силы. Его тело было наполнено ею и, что важнее, она больше не вытекала.

Это всё было благодаря Шутре. Ради Сильвана Ингун завоевал фею и установил предел. Благодаря этому, посягательство феи на его энергию резко сократилось, и магическая сила перестала вытекать.

– Как только хен лучше освоит магию, то сможет использовать больше магической силы. Но не забудь обратить внимание на то, что сама природа феи не изменилась. А значит, как только фея вновь будет раскрыта, твоя магическая сила начнет потребляться невероятными темпами.

По сути, Ингун запер большой аквариум со сломанным краном и отставил в сторону ведро. Увеличение магической силы Сильвана означало увеличение как самой емкости, так и ведра, однако это не решало проблему со сломанным краном. Таким образом, Сильвану придется воздерживаться от применения феи, пока он не научится открывать и закрывать кран своими собственными силами.

Однако, даже находясь в таком ограниченном состоянии, он все еще мог использовать фею. И это было по-настоящему большим событием.

– Сила Шутры… Она действительно потрясающая. Просто удивительная.

Вместо того чтобы объяснить ситуацию с Завоеванием, он просто сказал Сильвану, что у него была особая сила. Хотя Сильван всё немного преувеличивал, он заслуживал доверия, как и Фелиция. Тем не менее, чем меньше людей знали секрет, тем лучше. Когда-нибудь Ингун всё расскажет и ему, но сейчас лучше было о нём умолчать.

Сильван широко улыбнулся Ингуну и Фелиции, а затем бросил на свою сестру пылающий взгляд.

– Фелиция, братик станет сильнее для тебя. Я даже изучу магию, с которой решил повременить. Воин-маг… Нет, теперь я возродился как истинный волшебный воин. Начиная с сегодняшнего дня, пожалуйста, зовите меня волшебный воин Сильван.

Его голос, полный решимости, был приятным, и его лицо тоже было красивым. Однако Фелиция выразила полнейшее отвращение, от чего Каррак громко рассмеялся. Несколько дней назад он уже обсуждал «воина-мага» с Ингуном.

«Я был прав».

«Да уж».

Ингун неловко улыбнулся, перекинувшись взглядами с орком. Затем Сильван взглянул на Шутру и объявил:

– Шутра, ещё раз спасибо. Спасти Фелицию, Сепиру, Делию и меня… А также отомстить убийце членов экипажа – я действительно ценю это. И никогда этого не забуду. С этого дня я – и рыцарь Фелиции, и твой рыцарь. Я буду служить тебе всю оставшуюся жизнь.

Сильван торжественно объявил о своей благодарности и вечной верности. Ингун не мог испытывать чувства неприязни к этому человеку. Как он мог пытаться перестроить Сильвана, который выражал свои чувства именно так?

Затем Сильван вдруг повернулся к Фелиции и нахмурился.

– Хорошо, но, пожалуйста, пойми, что Фелиция – это более приоритетная задача, – со сложным выражением лица сказал он Шутре.

Ингун и так это понимал, а потому, улыбнувшись, кивнул эльфу:

– Конечно, хен. Пожалуйста, позаботься обо мне в будущем.

Самым драгоценным для Сильвана, естественно, была Фелиция. И Ингун принял это. Сильван был рыцарем Фелиции еще до того, как стал Ингуновым, да и сама Фелиция тоже была ценна для Шутры.

После того, как Ингун и Сильван обменялись теплыми взглядами, Каррак спросил у Фелиции:

– А ты ничего не скажешь?

– Бессмысленно разговаривать с дураками, – ответила девушка, прикрыв лицо веером. Он не мог не заметить красные уши, которые предательски выдавали её смущение.

Тем временем с докладом вернулась Делия, которая некоторое время отсутствовала. Им пришел ответ из Дворца Короля Демонов.

***

«Как и ожидалось».

Прочитав письмо, он передал его Сильвану.

Дворец Короля Демонов приказывал им вернуться.

Фелиция почувствовала усиливающееся напряжение и обхватила себя за плечи.

– Есть много незакрытых вопросов. И разве миссия на юге уже завершена? Кроме того, я слышала, что на севере тоже очень шумно. Может быть, нас отправят куда-то с миссией поддержки.

Эвиан – земли, за которые отвечал Ингун, были не единственными, которые подверглись атаке. На севере, где всегда шла небольшая война, уже произошло несколько крупных столкновений. После того, как короля варваров убили, им больше не нужно было беспокоиться о восточных варварах Эвиана. Кроме того, Сильван тоже успел позаботиться о вверенной ему территории.

Более того, обладатели фиолетовой ауры, из-за которых Дворцом Короля Демонов и было принято решение разместить потомков короля по различным регионам, в настоящее время атаковали именно север. А потому, при условии ухудшения ситуации, предположение о помощи северу звучало весьма разумно.

– Проблема в том, кого мы будем поддерживать.

Среди пяти детей Короля Демонов, находившихся на севере, кроме Криса, все остальные были представителями других фракций. А значит, им было бы не совсем с руки поддерживать Байкала, Зефи или Анастасию.

Но сейчас Ингун отбросил эти мысли в сторону. Пока что им было приказано вернуться во Дворец Короля Демонов, и речи о новой миссии не было.

Рыцарь Смерти атаковал весь Мир Демонов. Тем временем Рыцарь Войны дал силу восточным варварам. Кроме того, Рыцарь Голода чуть не убил Сильвана с Фелицией.

По этим трем событиям необходимо было провести нечто вроде брифинга. Неясно, сколько информации о Четырех Рыцарях Апокалипсиса было во Дворце Короля Демонов, но удары Рыцаря Смерти и Рыцаря Войны напрямую вредили Миру Демонов.

Фелиция повернулась к Сильвану:

– Сильван, я думаю, нам стоит возвращаться не на Черном Пламени Дракона. Ты понимаешь почему?

Помимо Сильвана и Сепиры, на судне оставалось всего три члена экипажа. Невозможно было долго поддерживать высокую скорость полета, а потому на возвращение во Дворец при помощи Черного Пламени Дракона потребовалось бы гораздо больше времени, чем обычно.

Таким образом, им следовало воспользоваться точками переноса, чтобы вовремя вернуться во Дворец.

Сильван немного поворчал, но сделать в этой ситуации ничего не мог. Фелиция мягко улыбнулась и успокоила его:

– Я знаю, что это ранит тебя, как капитана, но ничего не поделаешь. Я попрошу тетушку Алиту позаботиться о твоем корабле.

 

Когда Ингун и Фелиция вернутся, миссия Алиты об их поддержке закончится. Однако Алита была членом их семьи, а потому они вполне могли доверить ей Черное Пламя Дракона.

– Хорошо, давайте готовиться к отбытию. Как только прибудет Кейтлин, мы все отправимся во Дворец Короля Демонов.

Кейтлин, которая на данный момент находилась в Эвиане, тоже получила приказ о возвращении. Именно поэтому Фелиция ожидала, что их перенаправят на север. Если бы их возвращение было связано не с целью защиты других земель, то у Кейтлин не было бы причин покидать Эвиан.

Фелиция направилась в комнату связи, чтобы сообщить Кейтлин о том, что место встречи будет в Карамисе, а Сильван пошел подменить Сепиру.

Ингун, оставшись один на палубе Черного Пламени Дракона, задумался о будущем.

Всего несколько дней назад он победил Рыцаря Голода.

Война, Смерть и Голод.

Это были существа, враждебные Завоеванию, и победить их было далеко не просто. Рыцарь Голода был одновременно и силен, и слаб. Это звучало немного странно, но только так можно было охарактеризовать Джерарда.

Ингун разделил силу рыцарей на две части. К первой принадлежала собственная сила рыцаря, в то время как вторая предоставлялась Завоеванием, Войной, Смертью и Голодом.

Рыцарь Голода, Джерард Лунный Свет. Будучи заключенным в тюрьму на долгие двадцать лет, он стал слабее, чем тогда, когда был в расцвете своих сил. Но даже при этом он оказался достаточно силен, чтобы победить Сильвана.

С другой стороны, сила Голода не казалась какой-то особо мощной. Когда Ингун начинал применять силу Завоевания, Голод практически бездействовал.

Но почему? Не потому ли, что он стал Рыцарем Голода совсем недавно? Если да, то как давно стали рыцарями другие два его противника? И почему разница в становлении рыцарями была такой большой?

Ответы на эти вопросы наверняка можно было найти в битве тысячелетней давности. Произошло сражение, в результате которого своей жизни лишилась даже Бдящая Айнкель. А после этих событий, свершившихся десять веков назад, уцелевшие старейшие драконы скрылись от посторонних взглядов.

Завоевание, Война, Смерть и Голод были существами, с которыми сражались старейшие драконы.

«Если эта битва продолжится…».

Ингун пришел к выводу.

Рыцарь Смерти или Рыцарь Войны вполне могли оставаться такими, какими есть, уже более тысячи лет. И это был действительно очень долгий срок.

«Но что они делают? И почему они возобновили свою деятельность именно сейчас? »

Четыре Рыцаря Апокалипсиса были теми, кто жаждал разрушения. Если это так, то их действия должны были привести к концу света.

Атака на Дворец Короля Демонов… Повсеместное убийство хранителей и превращение этих регионов в пустыню… Эти действия как-то связаны с концом света? Или они просто хотят уничтожить Дворец Короля Демонов и превратить Мир Демонов обратно в суровую и безжизненную пустошь?

«Я помню слова Меча Герцога».

Угрозы для Мира Демонов существовали и в прошлом, и в настоящем, и будут существовать в будущем. Шутра же должен стать достаточно сильным, чтобы справиться с ними.

Это был действительно простой ответ. Но одни только мысли об этом заставили его сердце дико биться в груди.

«Да, это правильный ответ. Нужно стать сильнее».

Если он выиграет это противостояние, то все проблемы будут решены. Хоть всё это и дело будущего, но именно тогда, возможно, у него появится способ узнать, как Ингун оказался в этом мире, и есть ли способ вернуться.

Ингун решил продолжить свои размышления после прибытия во Дворец Короля Демонов. Уровень его заслуг сильно увеличился, поэтому изучение этого вопроса рациональнее было бы на какое-то время отложить. Кроме того, именно во Дворце Короля Демонов будет самое подходящее место для изучения беспокоивших его событий, поскольку все остальные дети Короля Демонов, за исключением тех, кто находился в его фракции, были далеко от Дворца.

Ингун вполне мог воспользоваться этой возможностью, чтобы найти нужную информацию в библиотеке, а также поискать различные скрытые события и предметы во Дворце Короля Демонов. К сожалению, раньше он не мог этого сделать, потому что уровень его заслуг был слишком низок.

«Есть ещё кое-какие дела, связанные с магией и церквями».

Планируя своё турне по Дворцу Короля Демонов, глаза Ингуна разгорелись амбициями.

Затем, спустя трое суток, Кейтлин прибыла на первую базу Карамиса.

***

– Шутра просто потрясающий.

Глаза Кейтлин сияли, как фонари, когда она услышала историю о спасении Фелиции. Она подарила ему свою яркую улыбку, которую он так любил.

– О-о, это оно.

Ингун удовлетворенно кивнул, и Зеленый Ветер тут же заворчала: — Абсолютно то же самое. Моя версия ничем не отличается. Господин странный. Господин дурак и ничего не понимает. Отвратительно.

Ингун мог слышать только её голос, поскольку она не обретала материальную форму, но при этом он легко мог вообразить её лицо в этот момент. Ее ворчание было милым и Ингун не смог удержаться от улыбки, что, в свою очередь, вызвало хмурый взгляд Фелиции.

– Шутра хорош, но иногда он извращенец.

– Точно. Иногда он улыбается, даже когда я рассказываю ему что-то страшное. А бывает, что он и во время тренировок, когда ему больно, начинает издавать этот ужасный смех.

От слов Каррака выражение лица Фелиции изменилось еще больше. Таким взглядом обычно она смотрела на Сильвана, который тянулся её обнимать. Отбить удар Фелиции было довольно сложно, но из-за Каррака провести ответную атаку стало и вовсе нереально. Даже Найатра смотрела на Ингуна очень заинтригованными глазами. Нет, что это был за взгляд? Почему она покраснела?!

Пока Ингун панически думал, что делать, к нему с улыбкой на лице обратился Сильван:

– Ну, он всё ещё Шутра. Ничего, хен всё понимает. Я твой рыцарь. У людей разные вкусы, и я всё ещё тебя уважаю.

О каком вкусе он говорил? Ингун пытался хоть как-то защититься, но был не в настроении придумывать колкости. В придачу ко всему ещё и улыбающаяся Кейтлин решила его добить:

– Шутра, а ты случайно не хочешь получить ещё один удар моей Аурой?

Да он скорее умрет!

– Так, всё, пора возвращаться во Дворец, – вздохнул и сказал Карраку Ингун.

В тот же день на первой базе была активирована точка переноса. Их целью был Дворец Короля Демонов.

Оставить комментарий