Глава 159. Обострение.

Опция "Закладки" ()

В Кертисе было размещено довольно большое количество войск Дворца Короля Демонов.

По сравнению с другими районами, здесь часто шел дождь, а потому земля была плодородной. В отличие от Эвиана, который был настоящей пустошью, Кертис считался настоящим раем для жизни.

В западной части региона, которая непосредственно соприкасалась с границей, основной силой армии считалось племя Паранов. Количество его членов достигало 1,000 особей, и почти все они считались регулярными солдатами Дворца Короля Демонов, каждый из которых равнялся по силе сотне обычных воинов.

К югу от западной границы обитали ящеролюды. Там начиналась обширная болотистая местность, которая граничила с большим лесом. В отличие от ящеролюдов, которые жили вблизи Гор Джишука, эта раса уже много лет была верна Дворцу Короля Демонов. Мощь племени Паранов была слишком велика, а потому ящеролюдов в определенной степени недооценивали. Однако они всё равно были смелыми воинами и обладали выдающимися боевыми навыками.

Восточная армия Кертиса в основном состояла из орков. Орки занимали значительную часть территории этого региона, причем не только востока, но ещё и запада, и юга. Если племя Паранов и ящеролюды считались важнейшими органами Кертиса, то орки были его кровью, благодаря которой эти органы и функционировали.

Лес, где охотились Гулламы, был самым отдаленным районом Кертиса, и там базировалось лишь небольшое количество солдат. Поскольку это был тыл с малой вероятностью столкновения с противником, для патрулирования и поддержания безопасности там содержался лишь небольшой отряд воинов.

После того, как западная часть Кертиса попала в руки западных варваров, 3-ий Принц Виктор и вождь Паранов Беркинтокс отправились на юг и восток соответственно.

Цель Виктора заключалась в том, чтобы заручиться помощью ящеролюдов. Поскольку предательство племени Паранов было очевидным, он возлагал большие надежды на юг, нежели на восток. Вероятнее всего ящеролюды, которые, как правило, были в плохих отношениях с Паранами, попросту не согласились на восстание.

Как и ожидал Виктор, Беркинтокс не стал вербовать ящеролюдов и отправился на восток, а не на юг. А ещё он мог бы использовать орков, восставших на западе, чтобы надавить на восточных орков и превратить их в союзников. Одновременно с этим, они полностью взяли бы под свой контроль сообщение между Дворцом Короля Демонов и Кертисом.

Это была поистине тревожная ночь.

Весь Кертис пребывал в смятении, узнав об уничтожении точек переноса.

Беркинтокс сидел на спине могучего монстра и смотрел в восточном направлении. Монстр был похож на лошадь, но обладал шестью лапами и вырос в суровых условиях за пределами западной границы. Это был особый дар, преподнесенный Беркинтоксу варварами.

Вождь издавна противостоял и сдерживал варваров. Он всю свою жизнь прожил как верный воин Дворца Короля Демонов.

Поэтому неудивительно, что Анастасия никогда не могла себе представить, что племя Паранов предаст их. В течение сотен лет, с тех пор как был создан Дворец Короля Демонов, они всегда оставались верными. Много лет прошло без лжи и обмана.

Более того, у племени Паранов не было мотивов предавать Дворец Короля Демонов. Первоначально западная часть Кертиса и так принадлежала племени Паранов. Они жили на этой земле и сражались с варварами запада ещё до того, как был создан Дворец Короля Демонов.

Великаны племени Паранов были не такими глупыми, как множество других рас, населявших Мир Демонов. Беркинтокс и его предки не забывали одного очень важного факта: племя Паранов сильно, но Дворец Короля Демонов ещё сильнее. Даже если они восстанут и захватят Кертис, это продлится совсем недолго. Клан Паранов не сможет удерживать западный регион, когда Дворец Короля Демонов придёт возвращать свои земли. И это был неоспоримый факт, который они знали, будучи действующими солдатами армии Дворца.

Но всё это не было причиной для предательства, поскольку последствия таких действий были бы просто ужасными. Так почему же они стали зачинщиками мятежа, зная всё это? Любого, кто сомневался в преданности племени Паранов, сочли бы безумным. Вот почему Анастасия ничего не подозревала, а Виктор даже и думать не хотел о подобной вероятности.

Беркинтокс провёл в своей голове расчёты. Он вычислил количество времени, которое потребуется на то, чтобы Дворец Короля Демонов выяснил, что точки переноса были уничтожены, и время, которое потребуется для отправки сюда армии.

Затем Беркинтокс пришел к выводу, что этого вполне достаточно. Он сможет сразиться с Дворцом Короля Демонов и победить.

Подобное было совершенно недостижимым для племени Паранов. Этой цели они бы не достигли и в случае объединения с варварами. Даже если Беркинтокс соберет все силы Кертиса под своё командование и заручится поддержкой варваров, данное стремление останется всего лишь мечтой.

Однако Беркинтокс не был любителем помечтать о невозможном. Он действительно считал, что это вполне реально.

Так было из-за человека, которого он встретил. Именно благодаря ему Беркинтокс и западные варвары смогли объединить свои силы.

Его планом, его целью…

Было падение Дворца Короля Демонов. То, что вскоре в Мире Демонов будет доминировать новый порядок, – было неизбежно.

Беркинтокс окружил себя красной энергией.

Будучи апостолом Войны он решил, что пора разжечь истинный огонь войны.

***

Стояла глубокая ночь.

Варвары, окружавшие центральную крепость, не стали мгновенно атаковать её. Всю ночь напролёт они пронзительно горланили под её стенами.

Это был хитрый ход.

Варвары, движения которых с первого взгляда могли показаться беспорядочными, исполняли особый приказ. Они разбились на подразделения и посменно подходили и отходили к стенам крепости. Одни варвары кричали, стремясь напугать центральную крепость, в то время как другие отдыхали.

Подобное поведение преследовало сразу несколько целей.

Во-первых, им нужно было купить достаточно времени, чтобы собрать как можно больше варваров. Их союзники всё ещё подтягивались из-за пределов западной границы. К тому же необходимо было дождаться возвращения варваров, которые были заняты атакой других приграничных крепостей.

Во-вторых, необходимо было создать напряжение в центральной крепости. Варвары не собирались воевать ночью и знали, что защитники вряд ли сами захотят выйти за её пределы и начать битву.

Тем не менее, воины центральной крепости не были об этом осведомлены, а потому в ожидании начала штурма не могли ни на минуту расслабиться. Помимо этого, отсутствие сна на протяжении всей ночи должно было вызвать напряженность и усталость, которые ослабили бы армию.

Ну и, в-третьих, ночь – время кошмаров. Варвары же не были ночными существами, а потому сражаться им было удобнее днем, нежели в потемках.

Ночью Анастасия и ее войска кошмаров могли проявить куда большую силу, чем днем. Итак, с точки зрения варваров, ночное сражение им было совершенно ни к чему. Битва с противником в то время, когда тот наиболее силён – глупый поступок, на который не пошел бы даже полностью лишенный интеллекта монстр.

Анастасия всё это понимала, но даже если бы она сказала своим солдатам, что этой ночью штурма не будет, они всё равно не смогли бы толком отдохнуть. В конце концов, это было просто предположение. Более того, если солдаты покинут стены, ничто не помешает варварам нанести настоящий удар. Это была война, в которой инициатива была в руках наступающих.

Тем не менее, Анастасия не отчаивалась. Отсрочка сражения была выгодна не только варварам. Хотя Виктор и бросил принцессу, она не собиралась сдаваться. Она будет держаться. Если она какое-то время сможет продержаться, то появится пусть небольшая, но всё же надежда.

Таким образом, Анастасия приказала кошмарам отдохнуть, а солдатам на стенах – спать посменно. На воинов, которые не могли уснуть из-за напряжения и страха, кошмары использовали уникальную магию сна.

Поднявшись наверх, Анастасия посмотрела вниз на варваров. По её оценкам, число противников уже превысило 20,000 человек.

Как долго она сможет продержаться?

Анастасия не стала загадывать. За эти несколько часов, которые оставались до начала битвы, она подготовила как можно больше магических заклинаний.

А затем настал рассвет, ознаменовав наступление нового дня.

И варвары пришли в движение.

***

Монстры взревели, и битва началась. Вслед за этим протрубили рога, которые, казалось, сотрясли всю центральную крепость.

Варвары были верны своей обычной тактике. У них было около 20,000-30,000 воинов, а потому они выбрали наиболее эффективные средства для штурма окруженной крепости. Они ринулись на неё со всех сторон, сопровождая своё наступление воплями, которые, казалось, разрывали само небо.

Стены центральной крепости были прочными и высокими. Несмотря на то, что каждый из великанов был высотой в 10 метров, стены крепости в три раза превосходили самого высокого представителя племени Паранов. Кроме того, на стенах стояли солдаты Дворца Короля Демонов. Хоть по сравнению с тридцатитысячной армией врага они и выглядели не более чем горсткой, воины не теряли боевого духа и храбро сражались.

– Огонь!

Солдаты начали поливать своих врагов стрелами. Варвары подняли щиты над головами и побежали прямиком сквозь ливень стрел.

Так или иначе, но даже стрел было меньше того громадного количества варваров, которое бежало по направлению к крепости со всех сторон.

Вскоре варвары оказались вплотную у стен. Некоторые из них принесли веревки с крюками, в то время как другие уже начали приставлять лестницы.

Поскольку защитники уже не могли вести обстрел из луков, они приступили ко второму этапу защиты – выливанию кипящего масла и сбрасыванию каменных глыб на головы штурмующих.

Ба-бамм!

Раздался грохот, и стены крепости встряхнуло. Источником этого звука был монстр, врезавшийся в стену своей 20-метровой тушей. Голова этого чудовища была огромной и походила на своеобразный таран.

Защитники немало переполошились, увидев такого монстра. Они даже не представляли себе, как с ним бороться. Изначально именно великаны племени Паранов должны были противостоять подобным созданиям. И обычные воины сомневались, что их атаки нанесут такому монстру хоть сколько-нибудь существенный урон.

Вместе с этим, опасность представляли не только ужасные монстры. Небо потемнело от летящих верхом на вивернах варваров. Некоторые из них начали поливать стены разрушительной энергией, а другие опускались пониже и подхватывали солдат.

В этой ужасной ситуации единственное, во что они могли поверить, это была магия. 200 кошмаров, прибывших в Кертис вместе с Анастасией, вылили на варваров шквал своих заклинаний.

Однако даже это было неэффективно. Психическая магия, на которой специализировались кошмары, была заблокирована. Красная аура вокруг варваров сводила на нет все попытки кошмаров очаровать своих врагов. Таким образом, у защитников не было иного выбора, кроме как переключиться на обычные атакующие заклинания.

Анастасия стояла на западной стене, на которую приходились самые сильные удары. Она была облачена в доспехи и смотрела своими холодными глазами то вниз, на землю, то вверх, на небо.

Она была одним из тех королевских потомков, которые были ближе всего к тому, чтобы стать следующим Королем Демонов, и это положение она занимала не только благодаря наличию большого количества воинов и подчиненных.

 

3-я Принцесса подняла руку, и в небе грянул гром. Сопровождаемая белой вспышкой, громадная молния ударила в виверну, которая, даже не успев вскрикнуть, камнем полетела к земле. Однако на этом молния не остановилась и направилась к следующей цели.

Анастасия не стала следить за этой цепочкой смертей. После удара молнии, из ее рук вырвалось огромное пламя. Огненный барьер смёл всех, кто попал под его смертоносное влияние, безжалостно сжигая варваров, висящих на стене.

Защитники радостно закричали. Но вместо того, чтобы вслушиваться в ликующие возгласы, Анастасия перевела дыхание и запустила ещё одну цепную молнию, которая оборвалась на пятой виверне.

Как и ожидалось от ребенка Короля Демонов. Она была лучом надежды для солдат. Актий, король западных варваров, издалека наблюдавший за этим зрелищем, довольно улыбнулся.

Для того чтобы сбить виверну и её наездника всего одним ударом, нужна была поистине могущественная магия. Но сколько раз она сможет её использовать? Хоть она и была дитём Короля Демонов, ей было всего 20 лет. Даже если её способности в магии и были превосходными, у неё явно были пределы.

– Продолжайте, – отдал приказ Актий.

Его ничуть не заботило количество жертв, которое необходимо было принести, чтобы заполучить прекрасную дочь Короля Демонов.

Нельзя было сказать, что варвары не боялись смерти. Наоборот, как правило, они очень даже опасались того, что будут убиты каким-нибудь ужасным магическим заклинанием. Анастасия об этом знала, а потому использовала по-настоящему экстремальную магию даже, несмотря на то, что это было не вполне разумно.

Однако происходило нечто невообразимое. Услышав приказ своего короля, варвары бросились вперед без малейшего страха. Они совершенно не опасались за свои жизни.

Всему виной была красная аура Войны. В отличие от тех, кого могло парализовать кровопролитное сражение, они впитывали в себя всё безумие войны и ничуть не боялись смерти.

Атаки повторялись снова и снова, и многочисленные варвары были убиты мощнейшей магией. Однако волнам варваров, казалось, нет ни конца, ни края.

Они продолжали мчаться вперед, в то время как волшебство кошмаров ослабевало. Нерациональная растрата магических сил уже вывела из строя некоторых кошмаров. Кроме того, глядя на то, что все их усилия не дают никакого видимого результата, боевой дух защитников начал падать.

Анастасия всё ещё поддерживала высокий уровень своей эффективности, но это был только вопрос времени. Интервал использования ею заклинаний немного увеличился, а её подчиненные постепенно заканчивали поливать противников магией и переходили на мечи.

Актий медленно улыбнулся, нетерпеливо глядя на Анастасию.

Прошло некоторое время.

Солдаты на стенах изрядно подустали. Одна минута казалась им целой вечностью, а бесконечные волны варваров снижали их мораль до самого дна.

По телу Анастасии стекал пот. Она убила более 20 виверн, но в небе их оставалось намного больше, и к принцессе ринулась новая пятерка всадников.

Варвары, окутанные красной энергией, то и дело закидывали крюки и быстро взбирались по стенам. По иронии судьбы, западная стена, на которой находилась Анастасия и которая была защищена лучше всех остальных, должна была пасть первой.

Анастасия стиснула зубы. Даже если ее психическая магия не сработала, она не могла допустить, чтобы всё закончилось именно так. Принцесса никак не могла смириться с тем, что не смогла продержаться даже одного дня.

Она выдавила из себя практически всю свою магическую силу. Игнорируя усталость, Анастасия начала пить зелье, пытаясь хоть немного восстановить свою ману, и выпустила Огненную Стрелу в варвара, который забрался на стену.

И вновь её магия не изменила ей. Огненная Стрела пронзила голову варвара и сожгла его. В этот момент взгляд Анастасии затуманился. Это была временная потеря сил, вызванная чрезмерным использованием магической энергии.

Через несколько секунд она должна была прийти в себя, но за это время ситуация на поле боя могла полностью измениться. Поскольку Анастасия на некоторое время стала глухой и слепой, многое произошло. Несколько варваров успело перелезть через стену, начав теснить утомленных солдат.

Затем стена содрогнулась от нового удара монстра, и в небе закричали виверны. Анастасия пошатнулась. Придя в себя, она подняла голову и с трудом смогла сдержать крик ужаса.

Прямо перед ней стояла виверна, метившая в неё своими острыми когтями, будто в какую-то добычу.

Анастасия должна была использовать хоть какое-то заклинание. Ну, или, по крайней мере, попытаться уклониться. Принцесса отчаянно дернулась в сторону, покатившись по земле и выпуская при этом остатки магической энергии.

– Кийаак!

Виверна вспорхнула вверх, избегая взрыва магической силы. Анастасия же, прокатившись по земле, поспешно поднялась на ноги и оказалась прямо перед варваром, который тотчас же замахнулся по её голове своей дубинкой.

Помощница Анастасии, Чандра, пронзительно закричала, и Анастасия рванула в сторону. Избежав дубинки, Анастасия оказалась за спиной варвара и выпустила ещё немного магической силы, сбив его с ног.

Принцесса, тяжело дыша, выпрямилась. Чандра с облегчением вздохнула, но в этот самый момент отлетевшая виверна вновь атаковала Анастасию, широко раскрыв свою пасть.

Это был энергетический удар. Анастасия чувствовала, что на этот раз она уже не сможет уклониться. Впервые за всё время в её глазах появились отчаяние и страх.

Ей нужно было прыгнуть, упасть или хоть как-нибудь избежать этой атаки!

Бам-бам-бам-бам!

Произошел огромный взрыв. Анастасия вздрогнула, но затем всё увидела сама.

В виверну врезался столб света, сияющий интенсивным зеленым свечением. При этом он был совершенно не похож на то, как атаковали сами виверны.

Анастасия пошатнулась, как вдруг её за талию подхватила крепкая рука и вокруг появилась темно-синяя дымка.

Спустя пару мгновений Анастасия поняла, что находится в чьих-то руках.

Принцесса, на секунду подумавшая о Байкале, моргнула, тупо уставившись на стоящую перед ней фигуру. Она была так удивлена, что потребовалось даже какое-то время на то, чтобы вспомнить имя этого человека.

– Шу-Шутра?

Ничего не ответив, Шутра острым взглядом обвел поле битвы. Анастасия пребывала в полном недоумении. За последние несколько месяцев Шутра добился нескольких блестящих достижений. На судебных заседаниях он показал себя человеком, совершенно не похожим на того, кем был прежде. Однако даже при учете этого она не могла не удивиться.

Вот значит, как он выглядит? Нет, это правда, Шутра?

Он был высок, его руки были сильными, а Аура с магической силой прямо-таки переполняли его.

Анастасия попыталась собраться с мыслями. Оставаясь в руках Шутры, она попыталась понять происходящее.

Шутра был здесь. Значит ли это, что прибыли подкрепления и Фелиция привела Гулламов?

На мгновенье Анастасия обрадовалась, а затем вновь понурила голову.

Это было невозможно – расстояние было слишком велико, и Фелиция с подкреплениями попросту не успела бы сюда добраться.

Затем Анастасия посмотрела в небо, где парило ещё множество всадников на вивернах.

В этот момент принцесса поняла.

Шутра был один.

Только Шутра добрался до центральной крепости.

Ингун выпустил Анастасию из своих рук. Стоя на обмякших ногах, Анастасия безучастно смотрела на Шутру. Она ничего не понимала.

«Почему Шутра прибыл сюда?»

«Что он может сделать в одиночку?»

Ингун посмотрел на Анастасию. Казалось, своими глазами она непреднамеренно высказала последнюю мысль.

Но вместо ответа Ингун лишь улыбнулся и одновременно активировал Кровь Дракона и свои четыре ядра.

Сотрясатель Земли сердито зарычал, и тело Ингуна начала переполнять настоящая мощь. Это была сила, которая, казалось, могла сокрушить всё вокруг, даже если бы он просто оставался на месте.

И это выглядело как ответ на её вопрос о том, что он может сделать здесь один.

Анастасия, сама того не осознавая, открыла рот.

Ингун же развернулся к полю боя и, глядя на энергию Войны, охватившую все силы варваров, вызвал силу Завоевания.

– Под Королевским Знаменем, – произнес Ингун, и в руках у него появился белый флаг.

С каждым его шагом сила Завоевания начала распространяться вокруг.

Рыцарь Завоевания вступил в бой.

Оставить комментарий