Глава 58. Раскопки

Опция "Закладки" ()

— Эмм, я готова. Самое время для похвалы, господин.

– Прости, подожди немного.

Ему интересно было бы увидеть лицо Зеленого Ветра, услышавшей такой ответ. Ингун догадывался, что она может расстроиться, однако сейчас была не та ситуация, при которой можно было просто стать и поболтать.

Ингун посмотрел на мини-карту. Так же, как и после битвы у храма, утратившие фиолетовую ауру монстры начали разбегаться. Они больше не блокировали путь, но это не означало, что теперь их группа в безопасности.

Люди ослабели, а вокруг шныряли сотни монстров.

Ингун закрыл глаза. Благодаря новому уровню, восстановилась его выносливость, но не психические способности. Он дважды использовал Под Королевским Знаменем, пользовался Белым Орлом и исчерпал всю свою концентрацию, чтобы избежать атак Балькаровы. Больше всего сейчас он хотел бы завалиться на кровать и проспать не меньше 12 часов.

Ингун начал размышлять. Что теперь они должны делать? Смогут ли они прорваться через монстров со своими оставшимися войсками?

Фелиция была слишком слаба, чтобы поддерживать огненную стену. Пламя всё еще кое-как держалось благодаря духу огня, но так как духа поддерживала эльфийка, то и он был слаб.

Ингун принял решение.

– Карма! Бери Диану! Каррак, ты можешь встать?

Карма подставила спину Диане, а Каррак, кряхтя, поднялся.

Затем Ингун посмотрел на Свирепые Глаза и Фелицию.

– Свирепые Глаза, нужно бежать. Мы возвращаемся к вышке.

– Хо… рошо, – коротко ответил кентавр и начал приподниматься. Фелиция, тем временем, начала подлечивать его серьезные раны.

Группа поняла, что задумал Ингун.

Учитывая их истощенность, тяжело было даже думать о каком-то прорыве. Было вполне очевидно, что попытка убежать закончится большими потерями.

Им нужно было направляться к форпосту. Там они могли привести себя в порядок и отдохнуть, к тому же наблюдательную башню было легко защищать.

На данный момент оставалось всего 9 элитных кентавров. Все они, включая вождя, бежали по направлению к форпосту, защищая при этом компаньонов Ингуна.

К счастью, монстры потеряли своего начальника, а потому даже не думали атаковать группу Ингуна. Теперь касиосы относились к людям и кентаврам максимально настороженно.

Хоть вышка и была наполовину разрушена, несколько этажей оставались целыми. Ингун решил заблокировать вход, используя валяющиеся повсюду обломки.

Каррак помог ему с этим делом, а затем выглянул в небольшое отверстие.

– Не думаю, что они придут сюда нас атаковать. Кажется, их больше волнует борьба друг с другом.

От слов Каррака Фелиция облегченно выдохнула.

– 9-ый Принц, я поднимусь наверх и буду следить за севером, – подойдя к Ингуну, прошептала Делия.

Когда они впервые засекли Балькарову, с ним было более 200-от монстров, окутанных фиолетовой аурой. Благодаря скалистой горе, они не могли атаковать группу Ингуна с тыла, но вполне могли воспользоваться и другими подходами.

Таким образом, наблюдение за севером было правильным выбором.

– Хорошо, будь так добра.

– Буду рада сделать это для Его Высочества, – улыбнулась Делия и пошла вверх по лестнице.

Ингун присел и окинул собравшихся взглядом.

Кентавры явно были не в порядке. У некоторых из них были серьезные травмы. Свирепые Глаза сохранял свое суровое лицо, но также выглядел очень потрепанно.

Карма с облегчением вздохнула, положив Диану к себе на бедро. Она не скакала на дракосе, но весь путь обратно несла на себе дриаду, так что, вполне естественно, её выносливость истощилась.

Вместо того чтобы присесть или прилечь, Фелиция ходила меж кентавров, исцеляя их раны.

– Нуне нужно отдохнуть.

Она тоже устала, а из-за особенностей экипировки темных эльфов, на её теле отчетливо можно было увидеть синяки.

Однако Фелиция покачала головой и озорным голосом ответила:

– После того, как закончу с лечением. Я принцесса.

В конце этой фразы она слегка подмигнула, однако, казалось, сама была уже на грани. По её лбу стекал пот, а голос звучал тише обычного.

«В этом вся Фелиция».

Она действительно была принцессой. Но, несмотря на это, она занималась не восстановлением своих собственных магических сил, а спасением кентавров.

Ингун уважал волю Фелиции. Слегка развернувшись, он улегся в более удобном положении. Рядом с ним на подоконнике сидел Каррак и смотрел в окно.

– Принц должен закрыть глаза. На юг буду смотреть я.

– Мы будем делать это в несколько смен, так что разбуди меня через какое-то время.

Каррак тоже устал и постоянно кашлял кровью. Однако сейчас он рассмеялся и указал на кентавров.

– Здесь хватает людей, которые могут этим заняться. Мы живы лишь благодаря королевской семье, так что не время ли немного насладиться своим положением?

Хоть подобная роскошь и была очень дешевой, в этой ситуации он действительно получал максимальный уровень уважения. Продолжать упрямиться было глупо, так что Ингун решил отдохнуть.

Зеленый Ветер тоже была рядом.

— Отдыхайте, господин.

Только он мог слышать её, однако он не стал как-то особо сильно реагировать на её слова. Зеленый Ветер погладила Ингуна по лбу, и тот закрыл глаза, провалившись в глубокий сон.

***

– Значит, это Белый Орел?

Поздней ночью группа собралась вокруг небольшого костра. В углу комнаты были сложены шкуры, кости и мясо касиосов. В то время как Шутра спал, кентавры собрали на поле боя оставшиеся трофеи.

Ингун слегка прикоснулся к щиту и ответил на вопрос Фелиции.

– Да, и это одна из причин, по которой Зеленый Ветер хотела, чтобы я пошел на север.

Взгляды абсолютно всех людей были прикованы к Белому Орлу, лежащему рядом с Ингуном. Перчатка и металлические пластины, которые трансформировались в крылья, вернулись в свое исходное положение, и теперь этот предмет выглядел как обычный каплевидный щит.

Однако они все видели Белого Орла в действии.

Даже Свирепые Глаза не мог отвести от него взгляд.

– Никогда бы не подумал, что легенда о Белом Орле окажется правдой.

История о храбром воине, который сражался с монстрами вдоль Северной Границы тысячу лет назад.

Для Ингуна это была всего лишь история, рассказанная Зеленым Ветром, но вот для кентавров она была чем-то большим. Это была легенда, которую они слышали еще с самого детства.

Глаза кентавров и Кармы начали светиться, словно фонари, а Фелиция рассмеялась:

– Хранитель Полей Энгера и правда тебя любит. Могу я как-нибудь её увидеть? Один раз.

Это не Ингун нашел Белого Орла. Он сам к нему прилетел. Фелиция не знала точную причину, но думала, что это наверняка связано с Зеленым Ветром.

– Я чувствую в щите жизненную силу. К тому же, он… Это всего лишь мое ощущение, но я не думаю, что его текущее состояние раскрывает всю заложенную в нем силу, – проговорила Диана.

Ингун сразу понял, о чем идет речь. То же самое было с Сотрясателем Земли. Они оба ограничивали свои силы, чтобы соответствовать Ингуну.

«Мне нужно стать сильнее».

Как только он превратился в дракона-гуманоида, Сотрясатель Земли эволюционировал на ступень выше.

Фелиция потянулась и с теплой улыбкой произнесла:

– Так или иначе, Шутра, он твой. Если хочешь, я не буду сообщать об этом во Дворец Короля Демонов. Но даже если об этом будет сообщено, он останется твоим.

В целом, Дворец Короля Демонов не отнимал у королевских потомков их находки. В то время как Громосветная Наковальня считалась исторической реликвией, Белый Орел был признан собственностью Ингуна.

Затем на Ингуна посмотрел Свирепые Глаза и произнес:

– Зеленый Ветер сказала, что Принц является новым владельцем Белого Орла. Кентавры Полей Энгера признают 9-го Принца преемником Белого Орла. Всякий раз, когда принц того захочет, мы будем готовы последовать за ним.

Он был преемником великого воина, который являлся представителем Зеленого Ветра и тысячу лет назад вел за собой кланы кентавров.

Для кентавров Ингун был уже не таким, как остальные дети Короля Демонов. Он стал кем-то особенным.

Фелиция посмотрела на Свирепые Глаза, но тот явно не шутил. Ингун поблагодарил вождя и спросил Фелицию:

– Могу я на некоторое время отлучиться к могиле Белого Орла? Это священное место, так что я думаю, мне стоит побывать там, по крайней мере, один раз.

После получения Белого Орла это было вполне естественным желанием.

– Сам? – моргнув, спросила эльфийка.

 

– Нет, с Карраком. Нам не стоит оставаться здесь надолго, так что я хочу сходить туда прямо сейчас.

Утром они должны были покинуть форпост и отправиться на юг. Сейчас была середина ночи, однако у него была мини-карта, а присутствие одного только орка было вполне достаточно.

Фелиция вздохнула и кивнула:

– Я тоже хотела бы пойти, но тут уже ничего не поделаешь. Будь осторожен.

Из-за лечения других, Фелиция сама с трудом разговаривала, так что бегать или даже ходить она сейчас определенно не могла.

Ингун улыбнулся и повернулся к Свирепым Глазам.

– Свирепые Глаза, пожалуйста, присмотри за Фелицией-нуной.

– Можете не волноваться, – тяжело ответил кентавр.

Ингун не мог больше ждать и сразу же поднялся со своего места.

– Пойдем, Каррак.

– Хорошо.

Ингун оседлал дракоса.

***

Могила Белого Орла была не особо далеко. И вместо того, чтобы скакать туда сломя голову, Ингун ориентировался по мини-карте и держал среднюю скорость.

«Мои очки навыков хорошо подросли».

Это было вполне естественно, поскольку он получил сразу два уровня. В Саге о Рыцарях по мере увеличения уровня предоставлялось и большее количество очков навыков.

«Сравнивая с прошлым, это очень большая скорость».

Как и во всех остальных Рпг, для поднятия уровней требовалось убивать монстров и боссов. Но Ингун не помнил, чтобы его уровни росли с такой скоростью.

К слову, промежутки между боссами были достаточно короткими. Как только он нашел Громосветную Наковальню и поднял уровень, ему пришлось вернуться во Дворец Короля Демонов. Естественно, в городе он не вел никаких боевых действий. После прибытия на Поля Энгера, он столкнулся с касиосами и получил новые уровни, познав силу Айнкель.

Затем он сразился с Мустафой и получил еще один уровень. Включая события в храме и сражение на севере, разве он не вырос сразу на пять уровней?

Если бы его уровень всё ещё оставался в пределах одной цифры, то это было бы настоящим позором. Но вот уровень из двухзначного числа был вполне приемлем. Так или иначе, ему просто поскорее нужно было достичь 20-го уровня.

Сражение с Балькаровой. Благодаря коротким промежуткам времени между боссами, его уровень рос достаточно быстро. Но каждое из этих сражений было действительно трудным.

– Я вижу её, Принц.

Голос Каррака прервал его мысли. Ингун повернулся в указанную орком сторону и увидел груду камней.

– Она полностью разрушена.

Когда он подошел ближе, то увидел, что здесь настоящий беспорядок. Большинство каменных столбов этого своеобразного склепа были разбиты вылетевшим отсюда Белым Орлом.

— Не волнуйтесь, господин. Храбрый воин не будет сердиться. Скорее, он даже хотел бы, чтобы господин владел им. От воинского обмундирования есть толк лишь на поле боя, – прошептала Зеленый Ветер.

Останавливаться не было ни одной причины, так что Ингун принял решение забраться в гробницу упокоенного воина.

– Давай, – сказал он Карраку.

Склеп был священным местом, но у Ингуна была уважительная причина, по которой он сюда пришел. Ему нужно было забрать остальную часть имущества.

Помимо Белого Орла, здесь могло быть несколько и других волшебных артефактов. Все они использовались этим великим воином при жизни.

«Думаю, сила Белого Орла должна была сохранить их».

Если нет, то прочая экипировка вряд ли пережила бы тысячу лет даже с учетом магии.

После минуты молчания, Ингун начал расчищать завал. Каррак отодвинул один из камней в сторону и спросил:

– Это тоже стоит оставить в секрете?

– Секрет? Ах, топор. Это для Каррака.

Первым, что они обнаружили, оказался боевой топор. Каррак почувствовал исходящую от него магическую силу и усмехнулся:

– Этот секрет я скрою от всего мира.

Помимо топора в склепе оказались копье, меч и кольцо. Несмотря на то, что вся эта экипировка принадлежала великому воину, её состояние было далеко не так хорошо, как раньше.

Каждый из предметов также был зачарован, однако эффекты, судя по всему, были разными.

«Так, значит у топора простой бонус к силе, в копье заложена магия восстановления, которую можно активировать раз в сутки… Интересное заклинание».

Мечи, как правило, обладали магией повышенной остроты, а луки улучшали зрение их носителя. Поскольку у кентавров и без того были хорошие глаза, подобный эффект напоминал собой подарок в виде телескопа.

Базовые параметры всех четырех предметов были достаточно хороши. Ингун не знал, из чего они сделаны, но материал казался каким-то особенным.

«В один прекрасный день я смогу всё это использовать».

А даже если не сможет, то забрать их с собой он всё равно был обязан. У Ингуна в запасе был даже гигантский меч, который использовал Балькарова.

Когда раскопки были завершены, Ингун молча поклонился могиле и начал раскладывать камни на свои места. Это был тот минимум, который он мог сделать для того храброго воина.

«Осталось сделать кое-что еще».

Ингун посмотрел на Белого Орла, и из него вышло зеленое свечение.

Это была Зеленый Ветер. Каррак был поражен, увидев, как из щита внезапно появилась хранительница Полей Энгера, а Ингун ей ласково улыбнулся.

– Отличная работа. Просто превосходно. Ты лучшая, – произнес он и погладил Зеленый Ветер по голове.

Дух моргнула, словно была ребенком.

– Я чувствую себя одновременно плохо и хорошо. Продолжайте, господин.

Ингун сдержался от смешка и продолжил гладить Зеленый Ветер. Каррак изумленно продолжал таращиться на этих двух людей.

Спустя 10 минут непрерывного восхваления, Зеленый Ветер с довольным лицом исчезла. Теперь её дом был не в куске дерева, висящем у Ингуна за поясом, а в Белом Орле.

Разместив всё обмундирование усопшего воина в своем инвентаре, Ингун посмотрел в сторону Северной Границы.

Монстров на севере контролировала неведомая фиолетовая аура. Но теперь всё закончилось? Был ли Балькарова её причиной?

Тем не менее, некоторые сомнения всё же остались. Для чего Балькарове понадобилось нападать на юг? Откуда он знал о тайне храма?

Что-то явно случилось за пределами Северной Границы. Нечто ему непонятное.

– Принц, мы должны возвращаться. Нам не стоит здесь оставаться, – произнес Каррак, на что Ингун с улыбкой кивнул.

– Да, ты прав.

Ингуну ни к чему было задерживаться. Он завершил свою миссию, победив Балькарову. А работа за пределами Северной Границы останется в компетенции Дворца Короля Демонов.

– Пойдем, Майбах, – проговорил Ингун, и верный дракос тотчас же к нему подбежал.

В небе ярко светила луна.

***

Стояла глубокая тьма.

Великий Энкиду поднял голову к небу.

Он был старейшим драконом, рожденным в лаве, а потому любил смотреть сверху на землю, а не снизу на небо. Но сегодня он разглядывал луну и звезды, разбросанные по темно-синему небосводу.

А затем он услышал зов, идущий издалека.

– Айнкель.

Один из шести старших драконов, поддерживающих этот мир.

Её смерть была делом прошлого, и после тех событий миновала уже тысяча лет. Но её часть всё ещё оставалась в этом мире.

Ветер задул её шепот в уши Энкиду.

Энкиду ничего не сказал. Глядя на небо, он просто издал низкий рев.

Завоевание, война, голод и смерть.

Четыре Рыцаря Апокалипсиса.

Время приближалось.

Оставить комментарий